Главная » Статьи » Домодедовская история » История края в лицах

Схиигумения Фамарь (Тамара Александровна Марджанова) +1936
На домодедовской земле Божьим промыслом игумения Ювеналия (в миру Тамара Александровна Марджанова) в 1910-1912 годах основала Серафимо-Знаменский скит. Место для постройки скита было выбрано в Самойловском лесу, в двух километрах от деревни Заборье и в полукилометре от села Битягово, на горке в правобережье реки Рожайки среди древних славянских курганов. Старая дорога, проложенная от деревни Заборье на село Битягово, разветвлялась у большой четырехсотлетней сосны: одна (левая) вела к Воскресенскому храму села Битягово, а другая (правая) - к битяговской мельнице. Между этими дорогами вблизи реки Рожайки и был построен скит. В древности здесь находилось славянское поселение. К югу от скита у битяговской дороги к началу строительства был небольшой хуторок, расположенный на поляне. Место это в литературе именуется хутор.
   
При строительстве ансамбля на хуторке были построены хозяйственные и скотные дворы и домик, в котором жили монахини-послушницы на работах по содержанию скота.
 

АРХИТЕКТУРНЫЙ ВИД И УБРАНСТВО СЕРАФИМО-ЗНАМЕНСКОГО СКИТА.

Скит (монастырь) был построен в честь иконы Божией Матери «Знамение» и в память преподобного Серафима Саровского. По замыслу устроителей он был возведен с использованием символических чисел: 3, 12, 24, 33.
   
Серафимо-Знаменский скит, по описанию епископа Арсения, был обнесен оградой на протяжении тридцати трех сажен в квадрате в память тридцати трех лет земной жизни Господа. В центре скита построен храм пирамидальной формы в стиле XVII века в честь иконы Божией Матери «Знамение» и преподобного Серафима с усыпальницей и престолом в нижней части храма в честь равноапостольной Нины.
   
С наружной стороны храм имеет двадцать четыре уступа по числу двадцати четырех апокалипсических старцев и венчается одной главой, знаменующей Господа Иисуса Христа. В храме имелись дубовый иконостас, чаши с прибором деревянные - карельской березы; хоругви, аналой, киоты - все в одном стиле. С правой и левой стороны - храмовые иконы Знамения Божией Матери и преподобного Серафима чудной понетаевской работы.
   
В ограде построены по числу двенадцати апостолов двенадцать небольших кирпичных домиков, из которых каждый находился под покровительством одного из двенадцати апостолов, домики соответственно назывались их именами и имели на наружной стене, составляющей часть ограды, изображение своего покровителя. День прославления Церковью апостола являлся как бы храмовым праздником домика, насельницам коего вменялось всегда ему молиться и подражать его подвигам. Один домик служил общей трапезной и кухней.
   
В скиту могли жить только тридцать три сестры - соответственно числу лет земной жизни Господа, а в каждом домике - три сестры.
   
В передней части скита посередине стоял большого размера образ Спасителя с неугасимой лампадой. Над святыми воротами помещалась звонница с прекрасным подбором небольших колоколов, звон производился по древнеростовскому мотиву.
   
По углам ограды были устроены четыре башни, на которых были укреплены вылепленные из гипса архангелы с трубами, как бы готовящиеся возвестить Пришествие Христово.
   
Помимо святых ворот в скиту имелись добавочные: с правой стороны для хозяйственных надобностей, а с левой - небольшая «лесная калитка», которая открывалась прямо в рощу (дорожка от нее вела на мельничную дорогу). Отсюда была проложена ровная дорожка к кургану, около которого было поставлено выполненное на цинке изображение преподобного Серафима, идущего с топором и котомочкой за плечами. При открытой калитке создавалось впечатление, что преподобный Серафим идет в скит. Это было излюбленное место матушки и сестер скита.
   
Внутри ограды иных построек не было. Хозяйственные постройки были с южной стороны скита.
   
Строительство Серафимо-Знаменского скита началось с завоза строительных материалов в феврале 1909 года. В начале мая 1909 года игумения Ювеналия вместе с казначеей и архитектором поехала на хутор, чтобы окончательно выбрать место и благословить начало работ. Обмерили нужное пространство и начали рыть канавы для фундамента, а саму закладку предположили совершить 20 мая. Однако Управление Рязанско-Уральской дороги считало намеченный участок в семь десятин своим... По воспоминаниям епископа Арсения, «вслед за этим на второй день приехала с хутора мать казначея и сообщила, что там уже побывала комиссия, все осмотрела и потребовала прекращения работ, указав на состоявшееся ранее соглашение».
   
Игумения Ювеналия со смущенной душой снова отправилась к отцу Алексию в Зосимову пустынь и рассказала ему обо всем. Старец выслушал и спокойно сказал: «Ну что ж? Нельзя нам на том месте - созидайте на другом, ведь лес-то велик, а устраивать непременно нужно. Пусть твои сестры обойдут всю рощу и наметят несколько подходящих пунктов, потом ты сама поедешь и любой из них выберешь. А если угодно будет Преподобному, то отбираемое место вернется», - пророчески добавил затворник.
   
Матушка Ювеналия поехала за благословением относительно устройства скита к оптинским старцам. Все старцы, как бы сговорившись, отвергали второе и советовали начать первое: «Ибо сама Царица Небесная хочет этого». Оптинский старец иерос-химонах Анатолий (Потапов) одарил посетительницу многими священными предметами и вручил на память картину «Тайная вечеря». Прозорливец с миром отпустил ее домой.
   
«Вернувшись в Москву, - читаем мы в воспоминаниях епископа Арсения, - наша матушка решила подчиниться общему голосу духовных отцов и через несколько дней послала на хутор казначею, с тем чтобы она вместе с другими сестрами по совету отца Алексия обошла весь лес и наметила несколько мест, подходящих для постройки скита Поручение немедленно же было исполнено, а вскоре сама матушка поехала на хутор для осмотра. Собралась как бы целая комиссия из близких ей лиц. В числе которых был строгий духовник со Старого Афона отец Иессей. Все остановили свой выбор на сосновом лесу близ деревни Редькино. Сотворив молитву, названный старец зарыл здесь в землю, как основу, Иерусалимский крест».
   
Но матушка Ювеналия на этом не успокоилась. Она едет к наместнику Свято-Троицкой Сергиевой лавры отцу Товию. Отец Товий, приняв матушку, сказал ей: «Ну, матушка, помолимся, я буду Вас благословлять: Вы должны сами устраивать скит - это воля Царицы Небесной. Если одно место не нравится, ищите другое, по духу, но отнюдь не отказывайтесь: устраивать должно». Матушка, вернувшись от отца Товия, тут же написала в Управление Рязанско-Уральской железной дороги вескую бумагу. А вскоре была получена следующая телеграмма, в которой Управление отказывалось от «эксплуатации песка близ станции Востряково на участке, принадлежавшем Покровской общине».
   
Игумения Ювеналия вместе с архитектором через день направилась на хутор, где выяснилась ошибка: при первичной закладке фундамента церковь была бы ориентирована не на восток, а на северо-восток. Фундамент был переделан и 27 июля 1910 года окончен.
   
Закладка Серафимо-Знаменского скита состоялась в три часа пополудни 27 июля, а празднество в связи с этим было положено отмечать 28 июля (10 августа по новому стилю) - в день Серафимо-Дивеевской иконы Божией Матери «Умиление», находившейся в келии преподобного Серафима, и в день, когда творится память его мирского ангела апостола Прохора. Закладка скита совершилась, таким образом, в знаменательный день.
   
Строился скит с июля 1910 по сентябрь 1912 года. Епископ Арсений сообщает: «Все планы внешнего и внутреннего его распорядка матушка поверяла одному своему высокому духовному другу (вероятно, преподобномученице Елизавете Феодоровне)».
   
На торжество закладки Серафимо-Знаменского скита из Москвы прибыл настоятель Знаменского монастыря архимандрит Модест, который совершил молебствие с водоосвящением. Первый камень в основание скита положила игумения Ювеналия. Новосозданную обитель освятил митрополит Владимир 23 сентября (6 октября н. ст.) 1912 года.
   
Комиссия по охране памятников искусства, посетившая скит после его постройки, была поражена высокой идеей, вложенной в него, и выдала настоятельнице особую грамоту, в которой значилось: «Серафимо-Знаменский скит по своему индивидуальному, самобытному внутреннему и внешнему устройству заслуживает особого внимания и подлежит сохранению как редкий церковный памятник».
   
Действовал Серафимо-Знаменский скит (не символично ли?) двенадцать лет, с 1912 по 1924 год. Это были годы первой мировой и гражданской войн и годы гонений на Православную Церковь.

ПОДВИЖНИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ СХИИГУМЕНИИ ФАМАРИ.

Тамара Александровна Марджанова рано лишилась родителей - сначала отца, а потом, когда ей было девятнадцать лет, и матери. Оставшись вместе с младшей сестрой в своем родовом имении, Тамара Александровна, обладая прекрасным голосом и музыкальными способностями, готовилась поступить в Петербургскую консерваторию. Но «человек предполагает, а Бог располагает». Ее жизненный путь был направлен по другой стезе. Родная тетка, долго не видав своих племянниц, пригласила их себе - посмотреть на открывшийся русский женский монастырь у святой Нины. Через два дня благонравные девицы были у родных в городе Сигнак - в двух верстах от женской обители. На другой день обе сестры поспешили отправиться в монастырь, к всенощной. Служба шла в маленьком домовом храме, пели три инокини, только что назначенная игумения Ювеналия читала канон. Служба так повлияла на Тамару Александровну, что у нее явилась мысль: «И я поступлю в монастырь».
   
Претерпев много препятствий, Тамара Александровна все-таки поступила в монастырь, вырвавшись из-под опеки своих родственников. Большое влияние и значение в жизни Тамары Александровны имела игумения Бодбийского женского монастыря во имя святой равноапостольной Нины игумения Ювеналия (первая). Второй Ювеналией будет Тамара Александровна Марджанова.
   
Двенадцать лет прожила Тамара Александровна под попечением старицы Ювеналии и за эти годы успела принять рясофор, а около тридцати лет - мантию по настойчивому желанию Преосвященного Флавиана (Городецкого), архиепископа, экзарха Грузии, лично постригшего ее с именем Ювеналия. В 1902 году игумению Ювеналию, настоятельницу Бодбийского монастыря, перевели в Москву настоятельницей Рождественского монастыря. Игумения Ювеналия-вторая собиралась уехать в Москву вместе с духовной матерью. Но из Петербурга была получена на имя настоятельницы телеграмма: «Поздравляю Вас с исполнением Вашего желания, с переходом в Москву, а молодую Ювеналию - с назначением настоятельницей Бодбийского монастыря».
   
Несмотря на хлопоты и хождения по высоким духовным лицам, молодая Ювеналия вынуждена была остаться в монастыре. Усмотрев в этом небесное желание равноапостольной Нины, она вскоре успокоилась и прекратила всякие хлопоты. 12 октября (25 н. ст.) новый экзарх Грузии архиепископ Алексий возвел младшую Ювеналию в игумению, а старшая собралась в путь.
   
Прошло определенное время, и новая игумения с честью стала управлять Бодбийской обителью. Матушка Ювеналия многие годы питала особую любовь и почтение к отцу Иоанну Кронштадтскому, которого вместе с духовной матерью игуменией Ювеналией впервые увидала в Петербургском Воскресенском монастыре в 1892 году, когда они пришли поблагодарить отца Иоанна за материальную помощь, оказанную Бодбийскому монастырю. При словах матушки: «Батюшка, благословите, это мои келейные Ксения и Тамара» отец Иоанн перекрестил Тамару, поцеловал в голову и сказал: «Тамара-Тамара, благую часть избрала». Позже он попросил игумению Ювеналию-старшую снять с себя три креста и стал надевать их на Тамару, приговаривая: «Вот какая ты у меня игумения - посмотрите на нее».
   
Так предсказал отец Иоанн Кронштадтский, что у матушки Ювеналии будет три обители, что понесет она три тяжелых подвига. Более чем за двадцать лет отец Иоанн на своей фотографии, подаренной Тамаре, написал: «С-монахине», когда она была еще инокиней, предвидя, что она будет схимонахиней.

19 июля 1903 года состоялось открытие мощей дивного подвижника преподобного Серафима Саровского. Матушка Ювеналия отправила в Саров свою монахиню Агнию, чтобы она помолилась за всю обитель у раки чудотворца.

27 ноября 1907 года на экипаж, в котором ехала матушка Ювеналия, напала вооруженная шайка, стреляя по карете. Как только поднялась стрельба, матушка вынула икону преподобного Серафима и громко стала взывать: «Преподобие отче Серафиме, спаси нас». Появившийся патруль с офицером во главе спас монахинь. После этого случая матушка Ювеналия возгорелась еще большей верой и любовью к преподобному Серафиму, она теперь всецело духовно сроднилась с великим угодником БожииМ. В полученной матушкой Ювеналией телеграмме от митрополита Владимира из Петербурга говорилось: «Мужайтесь, будете переведены в Москву», что и исполнилось через десять дней: матушку Ювеналию назначили настоятельницей Покровской обшины сестер милосердия (основанной 26 июня 1872 г.), при которой был устроен сиротский приют для девочек и женская фельдшерская школа.
   
Преподобный Серафим помогает матушке Ювеналии, в трудных обстоятельствах он предохраняет от опасности, святой подвижник для матушки - подлинно живая, реальная личность, имя его всегда в ее душе, в мыслях и никогда не сходит с уст.
   
В конце июня 1908 года игумения Ювеналия поехала в Серафимо-Понетаевский монастырь с намерением поселиться в Царском скиту, принадлежащем указанной обители и находящемся в двенадцати верстах от Сарова. В тот же день случилось знаменательное событие. Когда матушка после обедни усердно молилась пред чудотворной иконой Знамения Божией Матери, прославившейся в Понетаевском монастыре, то услышала как бы глас от Царицы Небесной: «Нет, ты здесь не останешься, а устраивай сама скит не только себе, но и другим». И глас этот повторялся всякий раз, как матушка подходила к иконе.
   
Вот так и привело ее к созданию собственного Серафимо-Знаменского скита. Исполнилось предсказание отца Иоанна Кронштадтского о трех крестах. Игумения Ювеналия была настоятельницей трех монастырей: Бодбийского в Грузии, Покровской общины в Москве и Серафимо-Знаменского скита под Москвой, на домодедовской земле.
   
Схиигумения Фамарь управляла Серафимо-Знаменским скитом двенадцать лет - с 1912 по 1924 год. Она внимательно следила за жизнью скитянок, сама показывала во всем пример строгого пустынножительства. По совету старцев игумения Ювеналия приняла схиму. Митрополит Макарий, возвратившийся из Тобольска, неожиданно посетил матушку Ювеналию и, взяв с нее слово не оставлять настоятельского послушания, возложил обе руки на ее голову, произнес молитву и уехал. Пострижение игумений Ювеналии состоялось 21 сентября ст. ст. 1916 года, в день памяти святителя Димитрия Ростовского, в маленьком храме Серафимо-Знаменского скита с наречением ей имени схиигумения Фамарь.
   
Серпуховский епископ Арсений (Жадановский) в своих «Воспоминаниях» писал: «Летний теплый вечер... Матушка благословляет отслужить всенощную под открытым небом, у курганчика преподобного Серафима. Здесь происходит дивное соединение поющих и молящихся с девственной природой. Последняя, как бы обрадованная таким собранием, особенно ласкает чистые души сестер, близко-близко прильнув к ним и лобзая их... Ах, как благодатны эти всенощные под открытым небом в святом скиточке, сколько утешения и радости приносят они обитательницам его!».
   
А об окрестностях скита епископ Арсений писал так: «Налюбовавшись вдоволь рекой, выйдешь на близлежащий бугорок, повернешься во все стороны и придешь в недоумение: на чем дольше остановить свое внимание? Так все привлекательно, живописно, заманчиво!..»
   
Серпуховский епископ Арсений (Жадановский) и архимандрит Серафим (Звездинский) бывали и подолгу жили в Серафимо-Знаменском скиту со дня его основания. Игумения Ювеналия устроила близ обители домик-киновию, в котором жили приезжавшие в скит епископ Арсений и его друг архимандрит Серафим. Здесь епископ Арсений жил полтора года в полном уединении. В эпоху гонений на веру и Церковь летом и осенью 1918 года владыка Арсений и архимандрит Серафим, будущий епископ Дмитровский, приехали и жили в Серафимо-Знаменском скиту. Схиигумения Фамарь приняла от Патриарха Тихона послушание: сохранить в безопасности их жизнь в своей тихой и малоизвестной обители. Владыка Арсений жил в скиту в полузатворе до конца 1919 года, руководя духовной жизнью скитских сестер, ежедневно совершая Божественные литургии в киновийном храме. Матушка Фамарь прожила в Серафимо-Знаменском скиту двенадцать лет. После закрытия скита для матушки начались двенадцать скитальческих лет, сначала она жила в Марфо-Мариинской обители, а после ее закрытия приехала в село Кузьменки под Серпухов. Многие сестры ее скита были серпуховчанки. В начале и в середине 1928 года она подвизалась на даче в Перхушкове, где жили десять ее сестер и иеромонах Филарет. В период новой волны арестов 1929-1931 годов схиигумения Фамарь была репрессирована и сослана с несколькими своими сестрами и иеромонахом Филаретом в Сибирь.
   
В 1936 году владыка Арсений напутствовал схиигумению Фамарь перед ее кончиной и отпевал ее в доме на станции Планерная, где она жила в последние годы по возвращении из ссылки. Похоронена она на введенском («немецком») кладбище Москвы. Так закончилась земная подвижническая жизнь настоятельницы Серафимо-Знаменского скита, что на домодедовской земле.

ИСТОРИЧЕСКАЯ СУДЬБА СЕРАФИМО-ЗНАМЕНСКОГО СКИТА.

После закрытия скита в его стенах разместилась Заборьевская больница, которая существовала с 1925 по 1965 год. Позже еще оставалась в отдельном домике возле кургана Заборьевская амбулатория, которая также была прикрыта. В Заборьевской больнице были лечебное и родильное отделения. Здесь, начиная с 1925 года, в молитвенно освященных местах вблизи Знаменской церкви рождались младенцы в течение сорока лет - это несколько поколений окрестных сел и деревень. В этих благодатных местах всегда по-особому радовалась душа. От храма, от монастырских стен, от земли, по которой ходили жившие и молившиеся здесь монахини, исходит неиссякаемая Христова благодать!
   
В последние три десятка лет помещения скита использовались как пионерлагерь и как база отдыха одного из московских заводов.
   
Со дня кончины схиигумении Фамари прошло шестьдесят лет. Ее детище - Серафимо-Знаменский скит, в создание которого она вложила столько своей энергии, материальных средств и молитв, что они гулким эхом отзываются до сих пор в благодатных лесных монастырских пространствах - пребывает еще без монахинь.
   
Но недалек тот день, когда снова воссияет по молитвам святых Серафимо-Знаменский скит, возобновятся богослужения в Знаменской церкви и зазвонят колокола (на данный момент храм и скит действуют – прим. ред. сайта).
   
15 января 1999 года благочинный Домодедовского района протоиерей Александр (Васильев) по прошествии 75 лет после закрытия скита провел первое богослужение в храме Серафимо-Знаменского скита.

© краевед Николай Чулков. Из цикла "История края в лицах".

Изображение: Павел Корин "Схиигумения мать Фамарь", 1935 г. Третьяковская галерея.


 

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ -
Категория: История края в лицах | Добавил: Владимир_Шлёнсков (11.05.2009) | Автор: Николай Чулков
Просмотров: 3764 | Теги: скит, Битягово, Фамарь
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]