Главная » Статьи » Домодедовская история » История края в лицах

Федор Алексеевич Романов (1661 — 1682)
Село Пахрино, исчезнувшее в начале двадцатого века, было вотчиной царя Федора Алексеевича Романова, старшего сына «тишайшего» царя Алексея Михайловича.
    
Сюда, в Пахрино, расположенное на землях дворцовой Домодедовской волости, царевич Федор приезжал со своим отцом, будучи мальчиком. Царевич Федор полюбил село и его окрестности: реку Пахру с мельницей, от которой слышался шум мельничных жерновов и журчание вод, старинное село Старофроловский Ям с конюшнями и постоялыми дворами, ближайшие деревеньки, утопавшие в вишневых садах и сиреневых палисадниках, и, конечно, дворцовое село Ермолино с монастырем «Ермолинские рощи».
    
В 1676 году, с начала своего царствования, царь Федор Алексеевич, всей душой любивший Пахрино, сделал это село своей загородной вотчиной и подолгу здесь жил. В 1676-1677 годах в селе Пахрино по повелению царя Федора Алексеевича строится каменная церковь во имя Троицы Живоначальной с приделом святого Феодора Стратилата (праздник великомученика Феодора Стратилата отмечается 8 февраля ст. ст.). В праздник Феодора Стратилата царь Федор Алексеевич непременно приезжал на Божественную литургию в Пахрино. В день своих именин царь испытывал необычайную радость, под звон колоколов родственники и приближенные поздравляли царя с днем Ангела. Торжеством веяло от белоснежных полей, от яркого солнечного света.
    
Село Пахрино было расположено на возвышенности близ села Ям, на расстоянии нескольких сот сажен от реки Пахры, на правом ее побережье.
    
История села Пахрино уходит в глубокую древность, село упоминается в завещании великого князя Ивана Даниловича Калиты в 1341 году. Оно было почти ровесником Москвы.
    
В 1614 году, к началу царствования царя Михаила Федоровича Романова, было записано: «Пустошь, где была деревня Пахрино на речке Пахре, вотчина Троицы Сергиева монастыря, по данной вдовы Марьи Ивановны, дочери Ивановой, жены Палицына». А в 1627-1628 годах по писцовым книгам сельцо Пахрино записано «за окольничим князем Алексеем Михайловичем Львовым, что он купил из Троицы Cepгиева монастыря, в вотчине сельцо Пахрино на речке Пахре, а в нем двор вотчинников, двор коровий, да под сельцом мельница на речке Пахре, а в ней два жернова, колеса немецкие, а писана за ним, князем Львовым, та вотчина по купчей архимандрита Троицы Сергиева монастыря Дионисия и келаря старца Александра 1623-1624 гг.». В 1646 году по переписной книге известно, что «в сельце Пахрине был двор боярский князя Алексея Михайловича Львова с деловыми людьми».
    
Во второй половине семнадцатого века Пахрино находилось в дворцовом ведомстве, в селе был двор великого государя.
   
В дозорных книгах за 1680 год говорится: «...августа в 13 день князь Иван Андреевич Шелешпальский, приехав Пехрянской десятины в государеву дворцовую Домодедовскую волость, в село Пахрино на речке Пахре, а в том селе, по наезду, церковь новокаменная во имя Живоначальной Троицы, да в приделе Феодора Стратилата, у церкви, что каких приходских дворов того неведомо, потому что попа в то время дома не было, а переведен тот поп с погоста Архангела Михаила, что на Булавах, а земля у той церкви взята великого государя в десятинную пашню, и ныне та церковь стоит пуста, а та церковь без дани».
    
По указу великого государя 30 марта 1682 года «велено в селе Пахрино около государева двора огородить забором в скобель набело с обе стороны, а в звено класть по тридцати бревен».
    
У царя Алексея Михайловича от Марии Ильиничны Милославской — супруги от первого брака — было пять сыновей и восемь дочерей, но в живых осталось восемь детей: два сына и шестеро дочерей. Старший сын Федор родился в 1661 году, он рос болезненным мальчиком, с трудом ходил. Слаб физически был и младший сын Иоанн. Из дочерей княжна Софья отличалась от других своих сестер крепким здоровьем и силой духовной.
    
Царь Алексей Михайлович Романов любил охотиться в Ермолинских рощах, окружавших село Ермолино. Село принадлежало московским дворянам братьям Михаилу и Ивану Ермолиным, затем перешло к Никите Ивановичу Романову — двоюродному дяде царя, а после его кончины село Ермолино с обширными землями было отписано на государя и вошло в состав дворцовой Домодедовской волости. 26 ноября 1658 года государь с приближенными охотился в Ермолинских рощах. Рано сгустившиеся сумерки застали охотников в роще, и государь приказал ставить теплые шатры для ночевки. «Ночью, когда тихий сон смежил усталые царские очи, вдруг показалось ему, что шатер его осветился необыкновенным сиянием, и пред ним предстала дева ангельской красоты, облаченная в белую, как снег, одежду». Царь узнал ее: это была святая великомученица Екатерина.
    
Дева сказала: «Не ужасайся, царь. Я явилась, чтобы сказать тебе, что Господь в эту ночь разрешил от бремени супругу твою и даровал тебе дщерь на утешение».
    
Царь Алексей Михайлович, объятый удивительным видением, с радостью приказал будить своих приближенных и объявил о чудном видении. Царская свита снялась с места, и у села Коломенское ее встретил гонец, который сообщил царю о рождении дочери.
    
Царь дал своей дочери имя Екатерина. В благодарность за это событие царь Алексей Михайлович приказал построить на месте отдыха мужской монастырь.
    
Монастырь был построен в 1665 — 1666 годах и первоначально был назван «Екатерининские рощи», а впоследствии — «Свято-Екатерининская пустынь». Строил монастырь известный зодчий Иван Кузьмич Кузнечик, стрелец полка Артамона Матвеева.
    
На строительство монастыря камень доставляли крестьяне из села Колычево. В наши дни снова ожил Екатерининский монастырь, на Пасху в 1992 году в Екатерининском храме была совершена первая Божественная литургия.
    
Царь Алексей Михайлович часто посещал села Пахрино, Домодедово, Старофроловский Ям. В дворцовом селе Домодедове, принадлежавшем царю с 1654 года и являвшемся до этого вотчиной двоюродного дяди царя Никиты Ивановича Романова, Алексей Михайлович бывал в Никольском храме на Божественной литургии.
    
В январе 1676 года царь Алексей Михайлович Романов почувствовал упадок сил - болезнь неумолимо надвигалась. Предчувствуя кончину, царь Алексей Михайлович 28 января 1676 года благословил на царство своего старшего сына Федора, а царевича Петра, родившегося у царицы Наталии Кирилловны Нарышкиной, супруги царя по второму браку, поручил деду его, Кириллу Нарышкину, вместе с князем Петром Прозоровским, Федором Головиным и Гаврилою Головкиным. Царь Алексей Михайлович перед кончиной причастился святых тайн, соборовался. Он умер 29 января 1676 года в 9 часов вечера.
    
Три удара в колокола Успенского собора возвестили народу о смерти «тишайшего» царя.
    
Царь Федор Алексеевич был благословлен на царство в 14 лет.
    
Патриарх, присутствовавший при кончине царя Алексея Михайловича, знал, что царь благословил на царство сына Федора, а Юрия Долгорукого назначил опекуном. Долгорукий с боярами, не слушая увещеваний Артамона Матвеева, говорившего, что надобно избрать царем Петра, стремятся к покоям Федора, в то время больного ногами, и несут его и сажают на престол, и подходят к нему с поздравлениями на царство.
    
С восшествием на престол царя Федора — сына Милославской — изменились отношения в царской семье: царица Наталия Кирилловна с детьми не могла ждать ничего хорошего.
    
Царь Федор вступил на престол спокойно, каких-либо перемен не было. Матвеев оставался в том же сане. Изменения произошли позже, особенно после воцарения царевны Софьи.

C. М. Соловьев писал: «Итак, говоря о правительственной деятельности Федора Алексеевича, царя очень молодого и болезненного, мы обязаны постоянно иметь в виду людей, его окружавших, сначала Милославских, потом, особенно с 1680 года, Языкова, Лихачева и Голицына...»
    
Царь Федор Алексеевич унаследовал от отца три трудные проблемы внешней политики: это дело с Дорошенко, отклонение притязаний Польши на буквальное исполнение андрусовских статей и турецкую войну.
    
Царевич Федор был воспитанником западнорусского монаха Симеона Полоцкого, который уделял внимание церковному воспитанию царевича, изучению польского языка и писанию вирш. Сам Федор был любознателен, любил читать книги, вникал в дела типографии.
    
Известно, что Симеон Полоцкий переложил псалтирь на вирши, а перевод псалмов 132 и 145 приписывали царевичу Федору. В царствование Федора Алексеевича в политике государства господствует западнорусское направление.
    
Патриарх, заподозрив, что это направление неправославное, опирается на греческих учителей.
    
В конце правления царя Алексея Михайловича в России начались новшества, что привело к массовому народному движению. В народе носилась идея второго пришествия Христа и кончины мира. Начатое дело преобразований в России продолжалось и при царе Федоре Алексеевиче Романове.

Первым делом в преобразовании явилась необходимость обучения народа грамоте, стали приглашаться учителя, преимущественно из православного духовенства.

Русский монах Тимофей, побывавший на Востоке, вернувшись в Россию, рассказал царю Федору Алексеевичу о греческой церкви, ее бедствиях и о печальном состоянии наук.

Царь Федор Алексеевич для поддержки Православия дал указание устроить в России училище на 30 учеников при типографии. Монах Тимофей был назначен начальником училища, а два грека стали обучать учеников греческому языку. К вселенским патриархам направили послов просить о присылке учителей, испытанных в Православии, при этом заготовили царскую грамоту. В начале грамоты царь Федор говорит, что он, царь, вступив на престол юношею, подобно Соломону, ни о чем не хочет так заботиться, как о мудрости, царских должностей родительнице и всяких благ изобретательнице и совершительнице, с которою все блага от Бога людям даруются. Как Соломон устроил семь училищ, так и он, царь Федор, подражая Соломону и древним греческим царям благочестивым, намерен устроить в Заиконоспасском монастыре храмы чином академии «и в оных семена мудрости, т.е. науки гражданские и духовные, начиная от грамматики, пиитики, риторики, диалектики, философии разумительной, естественной и правной, даже до богословия, учащей вещей божественных и совести очищения, постановить. При том же к учению правосудия духовного и мирского и прочим всем свободным наукам, ими же целость академии, сиречь училищ составляется быти». «На содержание открытой академии и учителей по царскому указу даны монастыри: Спаса в Китае-городе близ Неглинных ворот (Заиконоспасский); Иоанна Богослова в уезде Переяславля Рязанского, ибо Иоанн Богослов почерпнул мудрость небесную от источника премудрости; Андреевский на Москве-реке, ибо этот монастырь основан Ртищевым для ученого братства; монастырь Данилов, также на Москве-реке, для пребывания приходящим из-за границы ученым людям и еще четыре монастыря со всеми крестьянскими и бобыльскими дворами и со всеми угодьями; кроме того, царь от себя дал Вышегородскую дворцовую волость и десять пустошей в разных местах. Позволено всякому частному лицу жертвовать на пищу и одежду ученикам. Блюститель и учителя должны быть благочестивые и от благочестивых родителей рожденные и воспитанные в православной восточной вере российского и греческого народа. Но от греков могут быть допущены только те, которые принесут от вселенских патриархов достоверное свидетельство о крепком утверждении своем в восточной вере...» (С. М. Соловьев. История России, книга VII, том 13).

В первые годы своего царствования Федор Алексеевич всецело находился под влиянием бояр, врагов Артамона Сергеевича Матвеева — воспитателя царицы Наталии Кирилловны Нарышкиной. Сестры царя Федора Алексеевича ненавидели мачеху Наталию Кирилловну.

Самой видной и строптивой из них по уму, силе воли и характеру была царевна Софья. Царевны были окружены Милославскими — родственниками с материнской стороны. Слабость царя Федора позволила Милославским с боярами Долгоруким, Куракиным и Стрешневым взять верх. Боярин И. Б. Милославский, призвав 11 июля 1677 года А. С. Матвеева с сыном в съезжую избу, объявил ему, что царь приказал лишить его боярства, отписать все поместья и вотчины к дворцовым селам и сослать его в Пустозерск. Вслед за ним были отправлены в ссылку двое братьев царицы Наталии Кирилловны: Иван и Афанасий Нарышкины.

Царица Наталия Кирилловна, продолжая жить с детьми в селе Преображенском, находилась постоянно под страхом, что отразилось впоследствии на характере царевича Петра.

В церковных делах всем управлял патриарх Иоаким. Царь Федор не в силах был воспрепятствовать ему притеснять низложенного Никона. Близкий к царю Федору духовник Савинов был обвинен в безнравственных поступках и сослан в Кожеезерский монастырь. Царь не мог предпринять каких-либо мер по его спасению.

В царствование Федора Алексеевича Русское государство переживало трудности. Это отношения с Турцией, Чигиринские походы, в 1679 году постоянное ожидание нападения татарского хана. Поэтому все вотчины были обложены особым налогом нa три года по полтине со двора на военные нужды.

В селе Пахрино царь Федор Алексеевич находит себе отдохновение, посещает Собственные литургии в храме Троицы Живоначальной. Царь продолжает строительство монастыря «Свято-Екатерининская пустынь», что в Ермолинской роще, и прибывает на освящение храма в монастырь: «В 1679 году октября в 11 день Великий государь Федор Алексеевич изволил с Москвы идти в село Коломенское, а из села Коломенского в Екатерининскую рощу по освящению церкви; а за ним, Великим государем, бояре: князья Василий Васильевич Голицын, Михаил Григорьевич Ромодановский, окольничие: Григорий Никифорович Сабакин, Иван Тимофеевич Кондырев, разрядный дьяк Федор Шекловитой».

Семнадцатилетний царь Федор Алексеевич в 1679 г. приблизил к себе двух любимцев: Ивана Максимовича Языкова и Алексея Тимофеевича Лихачева. Языков был назначен постельничим. Молодые люди Языков и Лихачев стали самыми близкими к царю и самыми влиятельными на дела правления в государстве. Третьим человеком, оказавшим сильное влияние на царя Федора, был молодой князь, боярин Василий Васильевич Голицын. Это был высокообразованный, с широким взглядом и умением человек западного мышления. Князь В.В. Голицын с выборными из разных чинов служилыми людьми по царскому поручению рассуждали о необходимости ратных преобразований.

С возмужанием Федора Алексеевича заметнее стало усиление правительственной деятельности. Царским указом было запрещено впредь отдавать по духовным грамотам вотчины мимо прямых наследников, дарить их в чужие руки. Поместное право почти исчезло и переходило в вотчинное. Сын мог просить правительство дать ему поместье или какую-нибудь награду, следовавшую его отцу за службу, если отец не успел ее получить.

Все дела по управлению на местах передавались в ведение воевод. Правительство, таким образом, имело целью упростить правление, избавив народ от содержания многих должностных лиц.

В царствование Федора Алексеевича был заключен мир с Турцией и Крымом, были приняты многие законы и постановления нравственного характера.

В 1680 году был принят закон, запрещающий отсечение рук и ног, и заменен ссылкой в Сибирь. В мае 1681 года было принято постановление об отобрании крестьян-христиан от татарских мурз, и если последние принимали христианство, то крестьян оставляли.

Инородцев, принимавших крещение, поощряли деньгами. В июне 1681 года царским указом были уничтожены откупа на винную продажу и на таможенные сборы. В марте 1680 года царем было принято постановление о межевании вотчинных и помещичьих земель, а помещикам было предписано сообщить о числе имеющихся у них крестьян.

Летом 1680 года во время крестного хода царь Федор Алексеевич увидел девушку, которая ему понравилась. Он поручил Языкову узнать о ней, и тот сообщил царю, что она дочь Семена Федоровича Грушецкого — Агафья. Царь, не нарушая дедовских обычаев, приказал созвать толпу девиц и выбрал из них Агафью.

Милославский пытался расстроить этот брак, но безуспешно. 18 июля 1680 года царь вступил с выбранной невестой Агафией в брак. Царица происходила из незнатного рода и к тому же, как говорили, по происхождению - полька. При царском дворе в моду стали входить многие польские обычаи. Сам царь Федор Алексеевич знал польский язык, читал на польском языке книги,

 Иван Языков и Алексей Лихачев — любимцы царя — были возвышены. Языков получил сан окольничего, а Лихачев — постельничего. В конце царствования Федора Алексеевича Иван Языков был пожалован в бояре. Получил возвышение и близкий к царю князь Василий Голицын.

Через год после венчания жизнь царя омрачилась трагедией: 14 июля 1681 года у царя умерла супруга — царица Агафья, а вслед за нею умер новорожденный сын-младенец, крещенный с именем Илия.

Царем Федором Алексеевичем важные преобразования были совершены в церковном строительстве. Был созван церковный Собор — важный в русской Православной церкви. Собор постановил открыть новые епархии. Большое внимание было уделено вопросам борьбы с раскольниками и старообрядцами.

На церковном Соборе было принято постановление: риза Господня, присланная при Патриархе Филарете и разрезанная на кусочки, которые хранились в разных местах, должна быть собрана в один ковчег в Успенской церкви. Также на церковном Соборе был принят ряд законоположений, имеющих нравственное начало: обязать монашествующих жить в монастырях по уставу, в женских монастырях управление отдавалось назначенным от правительства старикам, дворянам.

На Соборе было принято постановление об уничтожении местничества. Царь представил этот вопрос на обсуждение Патриарха с духовенством. Духовенство признало местнический обычай противным христианству. Было приказано собрать все разрядные книги. На основе приговора духовенства царь приказал все разрядные книги сжечь, дабы служилые люди не могли возноситься службою своих предков и унижать других. Книги были преданы огню в сенях царской передней палаты. Вместо разрядных книг, велено держать родословные книги и составить новую книгу, записав в нее те роды, которые не были записаны в прежней родословной книге.

С тех времен боярам, окольничим и думным людям давались разные названия, в зависимости от того, какого города наместниками они были.

В ноябре 1681 года состоялся царский указ о созыве Собора служилых людей для «устроения и управления ратного дела».

Собор собрался в январе 1682 года. Было введено европейское разделение войск на роты вместо сотен под началом ротмистров и поручиков.

В январе 1682 года царь объявил своей невестой Марфу Апраксину.

Состояние здоровья царя Федора Алексеевича ухудшалось, но ближние его поддерживали в нем надежду на выздоровление. Царь вступил 14 февраля 1682 года в новый брак с Марфой Матвеевной Апраксиной, девушкой незнатного происхождения, родственницей Языкова.

Артамон Сергеевич Матвеев был признан невиновным и освобожден вместе с сыном.

Молодая царица Марфа примирила царя с Наталией Кирилловной и царевичем Петром.

Последние месяцы своей жизни царь Федор проводит в Кремле и в Пахрине. Из Пахрина царь с царицей Марфой выезжает в вотчину Апраксиных — селение Стрелково, что на реке Пахре несколькими верстами выше по течению села Пахрино, вблизи села Подол.

Царь Федор отдыхал душой в своем Пахрине. Отсюда с холма открывались прекрасные дали: река Пахра с долиной и селами Старофроловский Ям, Домодедово и деревнями Павловское, Киселиха, Камкино, Новленское, Съяново, а вокруг поля и таинственные леса.

Не случайно первым делом еще в начале своего царствования царь Федор повелел в 1676 году построить в Пахрине каменную церковь во имя Троицы Живоначальной с приделом святого Феодора Стратилата.

C молодой женой Марфой Матвеевной Апраксиной царь Федор Алексеевич прожил недолго: 27 апреля 1682 года царь Федор Романов скончался.

Тетка царя Федора Татьяна Михайловна, благочестивая и влиятельная княжна, после ослабления влияния Милославских внушила племяннику, что нехорошо обижать бывшего патриарха Никона. По ее же указанию царь Федор ездил в недостроенный Воскресенский монастырь (Новый Иерусалим). Царь пленился величественным монастырем, принял непосредственное участие в довершении постройки монастыря и предложил патриарху Иоакиму перевести Никона из Кириллова монастыря в Воскресенский.

Но этому не суждено было сбыться. Бог судил иначе: бывший патриарх Никон в дороге занемог и вскоре скончался.

После краткого правления Софьи наступила эра Петра Первого. Царевича Петра крестил сам Патриарх, а воспреемником (крестным отцом) был старший брат — царевич Федор.

Дворцовое село Пахрино будет впоследствии вотчиной царя Петра Первого, который подарит село князю А.Д. Меншикову, а потом село снова причислят к дворцовой волости.

В 1829 году в селе было 7 крестьянских дворов, к 1912 году останется 3 двора, а к 1917 году будут снесены и последние дворы.

С падением царской династии Романовых (не символично ли!) исчезнет село Пахрино, закроется церковь Троицы Живоначальной и прекратятся богослужения. Но еще двенадцать лет, вплоть до 1930 года, церковь будет одиноко стоять на холме, сверкая своим голубым куполом и сияя крестом.

 Старожилы из окрестных деревень вспоминали и рассказывали мне о снесенной церкви.

Осенью 1950 года по заданию редакции газеты «Московский комсомолец» я готовил очерк для рубрики «Вести с полей» и побывал на полях колхоза имени Горького. С председателем колхоза Н.И. Скокиным я ходил по картофельному полю на том самом холме, где стояла церковь Живоначальной Троицы, и не знал тогда, что места эти священны для каждого русского человека.

Хорошо было бы поставить на том благословенном месте крест в память о церкви Живоначальной Троицы и царе Федоре Алексеевиче Романове.

© краевед Николай Чулков. Из цикла "История края в лицах"

 

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ -
Категория: История края в лицах | Добавил: Владимир_Шлёнсков (14.04.2011) | Автор: Николай Чулков W
Просмотров: 11288 | Теги: Пахрино
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]