Главная » Статьи » Домодедовская история » История края в лицах

Воеводы Домодедовской земли XVI - XVII веков
С домодедовской землей своей жизнью и своим служением были связаны родовые династии Колычевых, Телепневых и Чулковых, из которых вышли многие московские воеводы.
    
Отдельные представители из рода Колычевых владели селом Колычево, расположенным на берегу реки Пахры, из рода Телепневых — селом Битягово, расположенным на берегу Рожайи, а из рода Чулковых служили на сторожевой заставе, бывшей на месте современной деревни Заборье. Деревня Заборье существовала до татарского нашествия крымского хана Девлет-Гирея. В 1571-1572 годах Заборье было разорено и превратилось в пустошь. Возрождение деревни началось вновь спустя почти целый век.
    
Все поселения Южного Подмосковья подвергались бесконечным нашествиям и набегам. С 1539 по 1552 год шла непрерывная борьба русских с татарами, набегавшими на Москву. Походы русских войск на Казань в 1548-1549 годах были безуспешны, и только походы 1552 года принесли победу.
    
Колычевы происходили из знатного и древнего боярского рода. Родоначальником Колычевых был Федор Александрович Колычев, живший в конце XIV века. Вотчина Колычевых — село Колычево — на домодедовской земле впервые упоминается в 1406 году в духовной грамоте великого князя Василия Дмитриевича. Уже в то врем село принадлежало Колычевым, которые владели и жили в нем в течение нескольких последующих поколений.
    
Во время правления Елены Глинской Колычевы держались стороны князя Андрея (брата великого князя Василия), и трое из них с падением князя Андрея были казнены.
    
Известно, что митрополит Филипп (в миру Федор Степанович Колычев), происходивший из младшей ветви рода Колычевых, в молодые годы служил в ратных войсках. Родовые вотчины в Подмосковье принадлежали старшим ветвям рода Колычевых, а митрополит Филипп родился в поместье на Новгородской земле — в Деревской пятине — 11 февраля 1507 года.
    
Дядя митрополита Иван Умной-Колычев, служивший у опального князя Андрея Старицкого и сохранивший ему верность, попал в тюрьму. А его троюродные братья, Андрей Иванович и Гаврила Владимирович за отъезд к Старицкому были казнены.
    
Федору в 1537 году пришлось бежать на Онежское озеро, а затем на Соловецкие острова. В тридцатилетнем возрасте Федор Колычев удалился от мира, постригся в Соловецком монастыре с именем Филипп и через 10 лет во время царствования Иоанна Грозного стал игуменом Соловецкой обители.
    
Игумен Филипп вел монастырское хозяйство расчетливо, твердо руководил обителью, осуществил много построек. Соловецкий монастырь стал центром духовного развития, переписывались сочинения писателей XVI века. В их числе были Иосиф Волоцкий, Вассиан Патрикеев, Максим Грек, позднее Андрей Курбский.
    
Филиппа Колычева царь Иоанн Грозный видел, будучи еще мальчиком, и, когда встал вопрос о назначении митрополита, царь выбрал Филиппа. Игумен Филипп прибыл в столицу, явился к царю и, узнав о причине вызова, сказал ему: "Я повинуюсь твоей воле, но оставь опричнину, иначе мне быть митрополитом невозможно..."
    
Филипп после долгого раздумья, наконец согласился, Неизвестно, что было поводом к этой уступке. Филипп был поставлен митрополитом 25 июля 1566 года. Став московским митрополитом, Филипп увещевал царя Иоанна Грозного, и на некоторое время царь действительно воздерживался от своей кровожадности.
    
Митрополит не требовал уже больше уничтожения опричнины, но не молчал, являлся к царю ходатаем за опальных. Царь оправдывался, говоря, что кругом его тайные враги. Вскоре царь невзлюбил настойчивого митрополита и не стал допускать его к себе. Однажды, когда царь Иоанн Грозный подошел под благословение, митрополит Филипп не благословил его. События развивались быстро. Митрополит Филипп был низложен и оказался в заточении в Отрочь-монастыре. По царскому приказу на него надели колодки и кандалы. Царь в назидание казнил племянника митрополита Ивана Борисовича Колычева. По царскому приказу в 1569 году в Отрочь-монастырь прибыл Малюта Скуратов и там собственноручно задушил митрополита, при этом монахам объявил, что Филипп умер.
    
В царствование Алексея Михайловича Романова в 1652 году митрополит Филипп был причислен к лику святых.
    
В царствование Иоанна Грозного в битве при взятии Казани отличился Никита Борисович Колычев. Он был убит 20 октября 1552 года.
    
В 1781 году императрица Екатерина II удостоила село Колычево "имени прав и преимуществ города" под названием Никитск в честь героя Казанской войны Никиты Борисовича Колычева.
    
При царе Борисе Годунове опала на Колычевых снова повторилась, некоторые из Колычевых поплатились своей жизнью.
    
Телепневы в истории России известны с ХV века. В 1492 году записано: "Того же лета месяца августа послал князь великий Иван Васильевич воеводу своего князя Федора Телепнева-Оболенского с силою ратною на город Мченск..." В 1518 году было известно о князе Федоре Васильевиче Оболенском-Лопате и князе Иване Федоровиче Оболенском (Телепневе).
    
В 1530 году в истории зафиксировано: "...в передовом полку князь Иван Овчина Федорович Телепнев-Оболенский да Чулок-Засекин..." А тремя годами позже, в 1533 году: "...тогда воеводы по указу великого государя послали за реку (Оку!) воеводу князя Ивана Федоровича Оболенского-Овчину, много татар побили и к великому князю прислали в Коломенское". В 1535 году "наместник стародубский князь Федор Васильевич Телепнев, вышел из града, с литовскими людьми бился и многих побил..."
    
Телепневы в документах XVI века писались: Телепнев-Оболенский, Телепнев-Овчина, Оболенский-Лопата-Телепнев (Лопатин), Оболенский-Овчина-Телепнев.
    
Н.М. Карамзин писал, что главными вельможами в России в 30-х годах XVI века были Глинский и Телепнев: "...старец Михаил Глинский и конюший боярин князь Иван Федорович Овчина-Телепнев-Оболенский, юный летами и подозреваемый в сердечной связи с Еленою". Глинский, как пишут, "смело и твердо говорил племяннице о стыде разврата всегда гнусного, еще гнуснейшего на троне, где народ ищет добродетели..."
    
Н.И. Костомаров сообщает, что «Иван Овчина-Телепнев-Оболенский, которому совершенно отдалась Елена Глинская, вдова великого князя Василия, был человеком крутого нрава, не останавливался ни перед какими злодеяниями. Брата покойного великого князя Юрия засадили в тюрьму и уморили голодом. Другой брат, Андрей, испугавшись той же участи, убежал, но был схвачен и задушен".
    
Михаил Глинский, дядя Елены Глинской, был обвинен в нелепом замысле овладения государством, посажен в тюрьму и уморен голодом.
    
"Во внешних же делах Телепнев, — по Костомарову, — поддерживал достоинство Московского государства. Открывшаяся, по истечении перемирия, война с Литвою ведена была счастливо и окончилась в 1537 году новым перемирием на пять лет с уступкою Москве двух крепостей: Себежа и Заволочья, построенных на Литовской земле. Татарские нападения были отражены. Такие успехи еще более возвышали любимца Елены, но это возвышение ускорило его гибель. Враги отравили Елену 3 апреля 1538 года".
    
К власти в 1538 году пришел боярин Василий Шуйский, при нем Ивана Телепнева уморили голодом, как он сам уморил Глинского.
    
О воеводе Даниле Чулкове, жившем и служившем в России в ХЧI веке в царствование Иоанна Грозного, писали все знаменитые историки: В.Н. Татищев, Н.М. Карамзин, С.М. Соловьев. Личность воеводы Данилы Чулкова примечательна: был близким человеком к царю Иоанну Грозному, участвовал и руководил войсками во многих главных сражениях своего века, одерживал блестящие победы и явился основателем города Тобольска — столицы Сибири.
    
Для истории год рождения Данилы Чулкова остался неизвестным, но первое упоминание о воеводе известно — 1554 год, когда царю Иоанну Грозному было 24 года. Предположительно Данила Чулков родился в начале 20-х годов (1520 — 1525). Род Чулковых вел свою родословную от легендарного Ратши. Герой из дружины Александра Невского Гаврила Алексич был правнуком Ратши, а внуком Гаврилы Алексича был Григорий Пушка, прямой предок А.С. Пушкина. "Между тем родословное древо Ратшичей помимо ствола Пушкиных включает и другие ветви, давшие России крупных полководцев, дипломатов, общественных деятелей, инженеров, юристов, писателей и поэтов. Среди них — родовые династии Курчавых, Рожновых, Товарковых, Хромых, Чоботовых, Свибловых, Бутурлиных, Давыдовых, Желебиных, Чулковых, Челядниных, Мусиных-Пушкиных и Бобрищевых-Пушкиных" (И. А. Ратшич. Дворянство по делам. «Русский вестник», №11 1992 года).
    
В истории России в начале ХVI века был известен, — как писал Татищев, — воевода князь Иван Михайлович Чулок-Засекин (Засекин-Чулков).
    
Во второй половине ХVI века, в царствование Иоанна Грозного, важную роль в России играл воевода Данила Чулков. Историки называли его «стрелецкий голова», «письменная голова», «казачий атаман».
    
На рубеже ХVI-ХVII веков воеводами были: Чулков, Корнил (Гавриил) и Чулков Федор (сын Данилы Чулкова). Они отличились во время смуты при изгнании поляков из России.
    
Проследим за судьбой воевод по историческим записям.
    
В 1524 году великий государь сентября в 15-й день "возвратился из Новаграда с братиею на Москву, послав рать к Казани..." В этой рати были "Василий Андреевич Шереметев да Федор Семенов, сын Колычев, а в правой руке князь Петр Иванович Репин да Дмитрий Бутурлин; а в левой руке князь Иван Федорович Овчина да князь Андрей Кропоткин, а в сторожевом полку Иван Васильев, сын Лошакова, да Чулок-Засекин". В тот год (1524) было большое сражение, в котором погибло русских до 25 тысяч, а татар до 42 тысяч.
    
A в 1530 году "князь великий... послал в Казань рать свою... а в конной рати в большом полку князь Михайла Львович Глинсков, Василий Андреевич Шереметев; в переднем полку князь Иван Овчина Федорович Телепнев-Оболенский да Чулок-Засекин..."
    
В этой битве хан Саип-Гирей, видя гибель города, собрал крымских татар в числе 5 тысяч и бежал из города, пробился сквозь русские полки, оставив две тысячи, и только с тремя тысячами бежал в Крым.
    
В походе воевод великого князя в Литовскую землю в 1535 году были "...а в передовом полку боярину своему конюшему князю Ивану Федоровичу Телепневу да князю Никите Борисовичу Туренину... А из Новаграда Великого и Пскова тако же послал князь великий на Литовскую землю и велел идти на Опочки:… а в левой руке наместнику ж псковскому Дмитрию Семеновичу Воронцову да Федору Семеновичу Колычеву, а в сторожевом полку князю Федору Михайловичу Курбскому да князю Ивану княж Михайлову сыну Ивановича Засекина..."
    
"И воеводы великого князя Михаил Васильев Горбатый с товарищи начали воевать королевскую область от Смоленского рубежа...и воевали до Вильни верст на 50, а инда и за 40. Поворотясь же оттеля к Полярным местам, пошли к немецкому рубежу, жгучи, воюючи, секучи и в плен емлючи. И вышли воеводы великого князя на Опочку к Псковской земле — все здравы с великим полоном, а пришли из Литовской земли на Опочку 11 марта, в первый день в 4-ю неделю поста".
    
В войсках великого князя Василия Ивановича воеводами были Федор Семенович Колычев, Иван Федорович Телепнев-Оболенский да Иван Михайлович Чулок-Засекин. В 1555 году в России была организована впервые регулярная охрана из стрельцов.
    
В 1566 году из 94 дворян первого ранга на службе в России оказалось только 33 из старых княжеских родов.
    
В 1539 году татары вторглись на Московскую землю, сын Саип-Гирея Иминь с шайками своих разбойников "грабил в Коширском уезде по Оке". А в 1541 году десятилетний царь Иоанн «с братом своим, Юрием, молился Всевышнему в Успенском храме пред Владимирскою иконою Богоматери и градом Св. Петра митрополита о спасении Отечества; плакал и вслух народа говорил: "Боже! Ты защитил моего прадеда в нашествие лютого Темир-Аксака: защити и нас, юных, сирых! Не имеем ни отца, ни матери, ни силы в разуме, ни крепости в деснице; а государство требует от нас спасения!"
    
При Иоанне Грозном в 1550 году вышел новый "Судебник", который получил название "Вторая русская правда".
    
В России 1552 год вошел в историю царствования Иоанна Грозного как год взятия Казани.
    
К войне с Казанью шла большая подготовка: "Уже полки стояли от Коширы до Мурома; Окою, Волгою плыли суда с запасами и пушками к Нижнему Новгороду...
    
В Коломне ожидали государя новые вести: крымцы шли к Рязани. Иоанн немедленно сделал распоряжение: велел стать большому полку у Колычева..."
    
B 1554 году «пришли воеводы на Переволоку, что к Дону с Волги в 29-й день отпустили наперед себя князя Александра Вяземского да Данилу Чулкова, а с ними детей боярских и атаманов с казаки астраханских людей поискать языков (подобыть) и князь Александр встретился со астороханцы выше Черного острова, а они гребут в укшулях проповедовать про рать царя и великого князя, а в головах из них был Сакмак. И князь Александр на те люди пришел, и Божиим милосердием и царя и великого князя щастиями тех людей побил наголову. И не ушел от тех ни один человек, а самого Сакмака жива взяли и инных многих и к воеводам встречу тех привели. И языки воеводам, Сакмак с товарищи, сказывали, что их послал Емгурчей-царь про рать московскую проведати, а сам Емгурчей царь стоит ниже города Астрохани 5 верст...
    
И астороханцы из города побежали, и всесильные Бога помощью, и Его Богоматери, и великих чудотворцев молением, и царя благочестивого, и великого князя Ивана Васильевича вся Русии благородством, и твердыми свирепостью разума его наукам, и его царским щастием воеводы его князь Юрья Иванович Пронский с товарищи Астороханское царство и город взяли, и людей наших разгоняли, и многих побили, а инных живых поймали. И взят город Асторохань июля 2-го на праздник Пречистые Владычице нашея Богородицы Положение честные ризы, иже во Влахерны".
    
В 1556 году "Данилу Чулкова да Ивана Мальцова послал государь вниз по Дону проведать про крымские вести...", и прислал к государю царю с Поля "Данилко Чулков девяти татаринов крымских, а... на Дону близ Азова 200 человек крымцев и побили их наголову..."
    
С.М. Соловьев в своей "Истории..." писал об этом событии так: "В Серпухов прислан к царю (Иоанну Грозному. — Н.Ч.) гонец от Чулкова, начальника того отряда, который и плыл Доном для вестей, Чулков писал, что встретил близ Азова 200 человек крымцев, побил из наголову и узнал от пленных, что хан в самом селе собрался на Московские украйны..."
    
В 1557 году снова "на Дон государь послал Данила Чулкова да Ваську Хрущова, да с ними атаманов и казаков, а велел их искать и побити их, и дьяку Ржевскому велел на них послати казаков к Азову, да итти от Азова вверх Доном имать их". А в 1558 году "отпущен в Черкасы, на Казань да на Астрахань судном, и с Черкас им итти ратью мимо Азова. Да со князем Дмитрием же брать отпустил Игнатия Заболоцкого с жильцы, да Ширяя Кабякова с детьми боярскими, да и Данила Чулкова, да Юрья Булгакова... А с казаки велел государь оставить Данила Чулкова да Юрья Булгакова..." (Следует заметить, что село Битягово в начале ХVII века находилось во владении за стремянным конюхом Дмитрием Кузьминым, сыном Булгакова.)
   
Как сложилась дальнейшая судьба воеводы Данилы Чулкова с 1558 года и до 1587 года в истории освещено весьма слабо, известно, что в последние годы он служил головой в Ряжске.
    
В 1584 году умер царь Иоанн Грозный.
    
На исторической арене воевода Данила Чулков появляется вновь уже в почтенном возрасте, в царствование Бориса Годунова. В 1587 году Разрядный приказ решил послать за Урал письменного голову Данилу Чулкова.
    
Разрядный приказ решил повторить в Сибири опыт Казанской войны: воеводы добились успеха только тогда, когда построили на Волге крепость Свияжск. Опираясь на эту построенную крепость, воеводам удалось сокрушить Казанское ханство.
    
Вот тут и понадобился опыт такого мудрого военачальника, каким был воевода Данила Чулков. Чулкову была поставлена задача: построить крепость в непосредственной близости от "Старой Сибири".
    
Перед отправкой в Сибирь воеводе Чулкову не велено было штурмовать Кашлык. Его войска снабдили всем необходимым для постройки крепости. В Сибирь Данила, Чулков привел несколько сот стрельцов. Отряд Данилы Чулкова спустился по Туре и Тоболу на Иртыш и, выбрав место на высоком мысу в 15 верстах от Кашлыка, построил за один сезон деревянный острог-крепость, названный Тобольск. Воевода Чулков не только построил острог, но и укрепил его и воздвиг церковь во имя Живоначальной Троицы в том же, 1587 году.
    
После изгнания Кучума из Кашлыка в Сибирском ханстве началась междоусобная борьба. Сеид-хан продолжал удерживать столицу ханства, опираясь на поддержку татарских феодалов и правителя казахской орды.
    
Султан Ураз-Мухамед, племянник казахского хана Теввекеля, постоянно находился при Сеид-хане с воинами.
    
Серый хан Кучум уповал на поддержку бухарцев, которые помогли ему в былые годы захватить Сибирь, и ждал своего часа.
    
Сеид-хан, поглощенный борьбой с Кучумом, избегал столкновений с русскими и пытался завязать переговоры с воеводами в 1587 году, когда они появились у стен ханской столицы. Чулков, воспользовавшись благоприятным моментом, пригласил хана и его приближенных в Тобольск на пир. Хан принял приглашение. Однако татары приняли меры предосторожности. В сопровождении Сеид-хана было 500 отборных воинов. Данила Чулков располагал меньшими силами, а потому, когда гости явились к воротам Тобольска, Чулков согласился впустить в крепость не более 100 человек и предложил им снять оружие перед тем, как сесть за пиршеский стол. Карача был человеком, крайне осторожным, но, увидев малочисленность русских, согласился на все условия. Когда Сеид-хан, Карача и другие татары заняли места за столом, они столкнулись лицом к лицу с казаками атамана Ермака. Едва ли можно было предположить, будто воевода Чулков сознательно заманил хана в западню. Скорее всего события развивались под влиянием стихийных сил и предыдущих битв. Казаки не
простили Караче вероломного убийства Ивана Кольца и других своих соратников.

Они бросились на Карачу и связали его вместе с ханом, а ханская свита была перебита.
    
Но самое трудное предстояло впереди. У ворот острожка стояли во всеоружии 400 отборных воинов. Началась борьба казаков с противником, обладавшим большим численным перевесом.
    
В кровопролитном бою погиб "Великий атаман Матвей Мещеряк", возглавлявший казачью экспедицию после гибели «Великого атамана Ермака». Пленение Сеид-хана было последним большим событием, в котором казаки Ермака участвовали как воины. Сеид-хан был увезен в Москву и определен на царскую службу.
    
Русское казачество, как организация и военная сила, участвовало во многих военных кампаниях и закладывало новые крепости.
    
Судьба одного из участников казачьих экспедиций, Гаврилы Иванова, показательна. Он, вернувшись в Сибирь с отрядом воеводы Сукина, ставил крепость "Тюмень" и ставил деревянный Тобольский городок с головой Данилой Чулковым, участвовал в бою с гвардией Сеид-хана, затем ставил Пелымский и Тарский городки и громил Кучума уже на Оби. Гаврила Иванов был назначен атаманом конных казаков в Тюмени и был одним из немногих соратников атамана Ермака оставшихся в живых.
    
Начавшаяся вскоре опала на промышленников Строгановых коснулась многих воевод — участников Сибирских походов. Дьяки Разрядного приказа записали в дворянские списки данные о гонениях на сибирских воевод. Василий Сукин оказался "у пристава в опале", его помощник — тюменский воевода Иван Мясной попал под стражу. А основатель Тобольска Данила Чулков, согласно записи, угодил «в тюрьму».
    
Сибирские воеводы, добившиеся крупных успехов в военном деле основавшие несколько крепостей, занявшие ханскую столицу Кашлык и пленившие Сеид-хана, пострадали вместе со Строгановыми.
    
Правительство не могло обойтись без услуг Строгановых, и в 1590 — 1591 годах Царь Федор пожаловал Никите Григорьевичу Строганову помилование и вернул его вотчины с "городком Орлом, слободою, и с варницами, и с деревянными, и с починками со всеми к ним угодьи владеть по-прежнему..."
    
Дальнейшая судьба воеводы Данилы Чулкова неизвестна. В годы смуты начал XVII века отличился его сын воевода Федор Данилович Чулков.
    
Князь Скопин в 1608 году "послал шведов наперед к Старой Руссе, и они очистили Старую Руссу. Потом был бой у шведов и русских с поляками. В Торопецком уезде, селе Каменках, где поляков побили и, Торопец взяв, оставили воеводу Федора Чулкова..."
    
А другой воевода, Корнила (Гаврила) Чулков, участвовал в битве за Торжок. "По отправлении шведов к Руссе послал же к Торжку Кормила Чулков с русскими людьми, и оной вскоре Торжок взял и укрепился..." "К Торжку послал Шуйский... Гаврилу Чулкова со многими новгородцами. И оный, по невеликом сопротивлении Торжок взяв, укрепился. Во Твери же поляки, уведав оное, послали к Торжку войско, а Шуйский, получа известие, послал в помочь к Чулкову Семена Головина, тако же и Горну велел туда наспех итти... Чулков вышед со всеми людьми в помочь, а Головин с поля подоспел, и поляков с великим уроном отбили, по котором они отступили во Тверь"
    
Из родовых русских династий Колычевых, Телепневых и Чулковых вышли многие известные воеводы, которые служили на славу Отечества в ХVI - XVII веках. Воеводы принимали участие во многих исторических сражениях, строили крепости и церкви.
    
Воскресить память о них, напомнить читателям о героических страницах Русской истории — такова цель написания очерка.

© краевед Николай Чулков. Из цикла "История края в лицах".
ПОХОЖИЕ СТАТЬИ -
Категория: История края в лицах | Добавил: Владимир_Шлёнсков (08.02.2012) | Автор: Николай Чулков W
Просмотров: 2635 | Теги: Колычевы, Чулковы, Телепневы
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]