Главная » Статьи » Домодедовская история » История края в лицах

Павел Николаевич Орленев (Орлов) 1869-1932
О существовании Востряковского народного театра мне рассказывала еще в довоенные годы моя мама. Она помнила, как собирались в театр директор Заборьевской школы Василий Матвеевич Тушунов со своей супругой Александрой Федоровной. Мама жила рядом со школой, дружила с дочками директора школы, и ей запомнились эти сборы.

История Востряковского театра меня долго интересовала, и я стал собирать материалы о народном театре.

Так называемый «Орленевский театр для народа» существовал на домодедовской земле в 1913 - 1915 годах. В 1913 году П.Н. Орленев купил около станции Востряково Павелецкой железной дороги в районе местечка «старых дач» небольшой хуторок на одной десятине земли с маленьким домиком. Он давно мечтал об этой покупке для постройки «театра под открытым небом», в котором могли бы собираться для просмотра лучших пьес мирового и русского искусства все желающие из народа.

Весной 1913 года П.Н. Орленев начал строить театр, наняв десять плотников, среди которых четверо были мастерами по театру.

Когда театр был готов, из Москвы был приглашен декоратор и можно было уже ставить пьесы, исправник запретил в самой категоричной форме открывать театр в селе. Тогда Орленев бросился к своим влиятельным знакомым и высшим театральным чиновникам, но никто не мог или не хотел помочь ему. Выручил случай. На Павелецком вокзале Орленев встретил бывалого киноадминистратора Дранкова, и здесь же, в вокзальном буфете, он дал Орленеву совет вывесить у театра объявление о том, что в такой-то день в павильоне будет производиться бесплатно киносъемка. На киносъемку, необычайно популярное мероприятие в те годы, было сразу получено разрешение от исправника.

Когда в назначенный день и час собрались жители окрестных деревень, оператор с треском начал крутить огромный киноаппарат, и началось представление. Пришедшие на киносъемку повернули головы к сцене и как завороженные просмотрели весь спектакль, лишь изредка вспоминая о киноаппарате, который тихо потрескивал в стороне. Киноаппарат тот был фальшивый, а кинематографисты делали вид, что снимают. Таким образом Орленев провел местные власти и затем на собственный страх и риск ставил пьесы для народа.

Перед каждым спектаклем два наряженных мальчика верхом на лошадке, сидя друг к другу спинами и держа в руках красочные плакаты и объявления о спектакле, объезжали окрестные деревни. Например, одна из надписей гласила: «Собираться всем, всем бесплатно в Востряковский театр к часу дня. Пойдет «Горе-злосчастье», семейная драма из чиновничьей жизни с объяснениями для крестьян лектора В.В. Ермилова. (Этот лектор был отцом известного впоследствии литературного критика, писателя и редактора В.В. Ермилова.)

Зрителей собиралось много, в одной из московских газет сообщалось, что «зрителей много - до двух тысяч человек».

Некоторые старожилы помнили, как задолго до спектакля собирались зрители в театр Орленева.

Павел Николаевич Орлов (Орленев) родился 6 марта (22 февраля ст. ст.) 1869 года в Москве на Рождественке в доме графа Торлецкого. Его отец Николай Тихонович Орлов происходил из крестьян Дмитровского уезда Московской губернии. Он рано стал работать мальчиком в магазине купца Пелецкого. На двадцатом году он женился на племяннице хозяина, урожденной Клуддо. Вскоре Н.Т. Орлов стал старшим приказчиком и компаньоном своего хозяина, а после его смерти - владельцем магазина, «Конфекцион на Рождественке».

Н.Т. Орлов вел торговлю с купцами из многих провинциальных городов России.

Павел Николаевич Орленев рассказывал, что один богатый сибирский купец, ведший с его отцом большие дела, вдруг обанкротился и не знал, чем возместить долг. Он нашел-таки выход - прислал в виде скромной компенсации четыре больших ящика с книгами, в трех из них были театральные пьесы. Николай Тихонович Орлов, удивившись посылке, тем не менее стал читать присланные книги. Чтение книг так подействовало на Николая Тихоновича, что он стал посылать разорившемуся купцу деньги в Сибирь.

Н.Т. Орлов-театрал особенно любил ходить в Малый театр смотреть спектакли с великими артистами М.С. Щепкиным, П.М. Садовским, А.П. Ленским, а также с великими артистками М.Н. Ермоловой, Г.Н. Федотовой и другими.

Н.Т. Орлов не только читал пьесы, но даже стал изучать их наизусть, читал монологи из «Разбойников», «Гамлета» и других классических пьес, повторяя в коронных ролях первых актеров Малого театра - от Щепкина до Южина, а заодно и первых актрис. Вечера декламации для юного Павла Орлова были праздниками.

Павел легко выучивал роли. Своей любовью к артистической деятельности Н.Т. Орлов особенно сильно повлиял на сына, на выбор им профессии артиста.

Павел Орлов был отдан в пансионат во 2-ю гимназию на Разгуляе (известном доме А.И. Мусина-Пушкина). Павел Орлов стремился к путешествиям всю жизнь, еще в гимназические годы он, будучи во втором классе, вместе с одним товарищем «бежал к индейцам в Южную Америку», но на одной подмосковной станции их вернули домой. Павел в детстве стал увлекаться спортом, тренировался в фехтовании. Он жил своими интересами, в своем мире, не задумываясь над теми драмами, которые назревали в его семье. Тяжело страдал старший брат Орлова, часто повторялись приступы меланхолии у матери. В минуты самых сердечных исповедей он не касался этой тяжелой темы.

Пансионером Павел Орлов во 2-й гимназии был всего два года, а по субботам и воскресеньям он вместе с отцом посещал Малый театр, где видел Ермолову, Ленского…

Однажды Орленев увидел Василия Николаевича Андреева-Бурлака в Летнем императорском театре в Петровском парке, которого он любил и впоследствии считал своим учителем.

Из 2-й гимназии Павла Орлова исключили, так как учитель латинского языка попросил его тетрадь по языку, а в ней был написан один монолог из пьесы.

Отец устроил сына в первую прогимназию, расположенную на углу Каретного Ряда и Оружейного переулка, хотя он умолял отца отдать его в театральную школу.

Товарищ по гимназии Григорий Молдавцев, который тоже хотел поступить в театральную школу, принес однажды Павлу Орлову газету с объявлением о приеме в драматическую школу. Обращаться следовало к Гликерии Николаевне Федотовой, и был указан адрес.

Два товарища ушли с уроков из гимназии и направились к Федотовой.

Через два месяца открылась драматическая школа. Преподавателями были И.А. Правдин и Г.Н. Федотова. На экзаменах присутствовал великий драматург Александр Николаевич Островский.

Вспоминая лето 1886 года много лет спустя, Орленев рассказал, что видел великого драматурга А.Н. Островского и что это повлияло на выбор его профессии.

Александр Николаевич Островский в протоколе испытаний, бывших на сцене Малого театра в марте 1886 года, записал: «...у очень молодого артиста (Орлова) хорошие задатки, хотя он и недостаточно подготовлен». Но сказал: «Этого надо взять».

Павел Орлов видел А.Н. Островского только раз, но это запомнилось ему на всю жизнь.

Со школой Павел Орлов выехал на постановки в село Сабурово, находившееся в нескольких верстах от Сергиева Посада. Там гимназисты узнали о внезапной кончине А.Н. Островского.

А через месяц театральная школа окончательно закрылась.

В юношеские годы Павел Орлов, прочитав брошюру под названием «Можно ли в Москве торговать честно?», бросил гимназию и отправился в скитания по России. Это было в 1886 году.

От отца Павел Орлов ушел, и ему стало негде ночевать. Однажды в шесть часов утра он дремал на скамье на Страстном бульваре. Откуда-то возвращался в это время актер Жариков, увидев Павла Орлова, удивился и спросил: «Орлов, что ты делаешь?» Павел рассказал про ситуацию, в которую он попал, и Жариков предложил ему отправиться к Пушкину-Чекрыгину, который набирал труппу для гастролей в Вологде. Антрепренер Пушкин-Чекрыгин предложил Орлову подписать контракт на 25 рублей в месяц. Для Орлова этот контракт был удачей. В Вологду Павел Орлов ехал вместе с Григорием Молдавцевым.

В Вологде П.Н. Орлов сыграл такие главные роли, как роли царя Федора в «Царе Федоре Иоанновиче» А.К. Толстого, Раскольникова и Дмитрия Карамзина по романам Ф.М. Достоевского, и многие другие.

Во второй половине сезона Орлов вернулся в Москву, наступил Великий пост. Вторая гастрольная поездка у Павла Орлова состоялась в Ригу, контракт был заключен с артистом-антрепренером М.И. Бабиковым.

Однажды Павел Орлов прочитал в каком-то романе о герое - белокуром Орленеве. Этот герой очень понравился Павлу, и с той поры он стал играть на сцене под фамилией Орленев.

П.Н. Орленев в своей книге «Жизнь и творчество русского актера Павла Орленева, описанные им самим» об успехе, который пришел к нему с постановкой «Царя Федора Иоанновича» в 1898 году, писал: «На другой день я проснулся знаменитым - Имя мое было у всех на устах. Голова моя от счастья затуманилась. Появилась масса поклонников, пошли кутежи по ночам...»

Знаменитый в те годы фельетонист В.М. Дорошевич написал: «Орленев из сапожников попал в цари и стал пить как сапожник...»

Спектакль «Царь Федор Иоаннович» шел ежедневно, к Орленеву приезжали князья, генералы, министры, прося поставить автографы на фотокарточках, приглашали нарасхват.

«Но однажды Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк, - пишет П.Н. Орленев, - привез мне письмо от Игнатия Николаевича Потапенко, который меня упрашивал приехать к нему на вечер, говоря, что у него встречу Илью Ефимовича Репина и Веру Федоровну Комиссаржевскую. Я очень рад был увидеть их и согласился. Илья Ефимович с тех пор ко мне очень привязался, даже пробовал писать с меня портрет... Здесь я встретился впервые с Владимиром Сергеевичем Соловьевым, от лица и глаз которого я не мог оторваться».

Как признавался П.Н. Орленев: «Я любил бывать, так это у Николая Георгиевича Гарина-Михайловского... Он был другом нашего театра и ставил там свою пьесу «Орхидея»...

После успехов в «Федоре» каждую неделю наша труппа артистов собиралась у Н.Г. Михайловского. Вокруг него всегда было много молодежи, студентов и курсисток. Все они его очень любили».

А.С. Суворин, очень хорошо относившийся к П.Н. Орленеву, говорил: «Что вы никогда не попросите меня написать о себе?..»

В первые годы XX века на путях странствий Орленева Ялта была самым любимым местом пребывания.

Чаще всего Орленев бывал в Ялте ранней осенью, где можно было встретить знаменитых русских людей: Максима Горького, Леонида Андреева, Ивана Бунина, Марию Ермолову, Владимира Немировича-Данченко, Сергея Рахманина.. Орленев любил бывать в доме А.П. Чехова, с которым он дружил многие годы. Здесь он встречался с О.Л. Книппер и A.M. Горьким.

Павел Николаевич Орленев встречался со многими выдающимися деятелями литературы и искусства, знаменитыми писателями и артистами, художниками и учеными, политиками. Он встречался с Ф.И. Шаляпиным у известного артиста Мамонта Дальского. А Гиляровский бывал у Орленева в театре. Известно, что А.С. Суворин и К.С. Станиславский хлопотали о разрешении ставить «Царя Федора».

П.Н. Орленев писал: «Через несколько дней я пошел в Художественный театр к Тихомирову и встретился там со Станиславским... На прощание он сказал: «Хотите в мою труппу? Приходите ко мне сегодня вечером часов в восемь, и поговорим серьезно». Я обещал быть и находился целый день в каком-то тумане. Я боялся идти, боялся власти его гения...»

Антон Павлович Чехов, с которым я встречался в 1902 - 1903 годах, много раз убеждал меня бросить скитальческую жизнь и пойти на работу «к художникам». «Там вы себя найдете... Константин Сергеевич поможет вам, я несколько раз говорил об этом с ним».

О пребывании в гостях у А.П. Чехова Орленев писал: «В Ялте я очень часто бывал у Антона Павловича Чехова, с ним чувствовал себя легко и свободно, несмотря на все мое перед ним преклонение».

Считая своим учителем В.И. Андреева-Бурлака, П.Н. Орленев о нем писал: «Это был талант глубокий, неведомый, одинокий и свободнейший художник, который из одного себя творит театр».

В Петербург Орленев приехал в начале 1901 года. До этого к нему в Кострому приезжал Набоков и по поручению Суворина предложил вернуться в его театр. Орленев ждал этого призвания, но вернулся на своих условиях.

Март 1901 года. Постоянной партнершей П.Н. Орленева с тех пор была Алла Назимова. Исследователь творчества Орленева А. Мацкин писал: «Я имею в виду крепнущее чувство Орленева к Алле Назимовой, к этому времени ставшей его постоянной партнершей... Орленев в затмении любви и шагу не делал без ее согласия».

В поездке на гастроли за границу в конце 1904 года Алла Назимова постоянно была в труппе Орленева.

П.Н. Орленев давно задумал о поездке своей труппы с гастролями в Западную Европу и Америку.

Сборы начались заранее, укомплектовали из артистов труппу, доставали деньги на поездку. Еще не закончились сборы, когда труппа Орленева в конце 1904 года ринулась в Европу. Первой остановкой на их пути был намечен Берлин.

Главной постановкой должна была быть пьеса Чирикова «Евреи» - репертуарная новинка, написанная по следам недавних погромов. Постоянный репертуар труппы Орленева - Ф.М. Достоевский, А.И. Толстой, Ибсен - принес Орленеву славу и стал его гордостью. Этот репертуар и вез Орленев за границу. Поездку ускорила субсидия в три тысячи рублей от дельца и мецената, который пожелал отправиться с труппой. Орленев решил, что их меценату можно поручить роль одного из погромщиков в последнем акте драмы Чирикова. Пьесу Чирикова Орленев основательно переделал, включив в нее отдельные куски из книг Юшкевича. Пьеса Чирикова была построена на столкновении двух групп еврейской бедноты в так называемой черте оседлости. Первая группа держится революционной программы: по словам рабочего Изерсона, все гонимые люди разных племен идут за Марксом; другая - ищет спасения в эмиграции. Орленев в пьесе играл молодого учителя с притязаниями пророка и жалкой улыбкой неудачника...

Первый спектакль играла труппа в Берлине. На спектакле «Евреи» присутствовали видные берлинцы и среди них Август Бебель, который стоя долго аплодировал после каждого акта. Денежные дела труппы Орленева в Берлине не поправились, поэтому стали поговаривать о возвращении в Россию. Но труппа все-таки отправилась в Лондон.

Восемнадцатого января 1905 года труппа Орленева прибыла на вокзал в Лондоне.

Первый спектакль в Лондоне был назначен на 21 января 1905 года. На первый спектакль пришли знаменитый актер Генри Ирвинг, Джером Джером с супругой, семья Петра Алексеевича Кропоткина, а также Владимир Григорьевич Чертков - близкий друг Л.Н. Толстого. П.А. Кропоткин, поселившийся в Лондоне еще в восьмидесятые годы, на спектакле не присутстствовал - был болен.

В Лондоне труппа сыграла шесть спектаклей. Через несколько дней актеров Орленева пригласили в семью П. А. Кропоткина «на чашку чая». Петр Алексеевич был болен и лежал на диване. Семья просила подходить к Петру Алексеевичу по одному. У каждого приходящего Кропоткин спрашивал: «Вы не Орленев?»

П.Н. Орленев писал: «Я пришел четвертым, но меня, такого невзрачного в сравнении с прежде приходившими актерами, он не принял за Орленева и, когда узнал, что я
Орленев, приподнялся и возбужденный протянул мне руку. Когда он стал рассказывать мне о своем побеге из Петропавловской крепости, он весь загорелся и, встав с
кушетки, подошел к столу, достал оттуда карманные маленькие часы и, открыв внутреннюю крышку, взволнованный и возбужденный сказал: «Вот, вот где находился
начертанный на клочке весь план побега». Встреча с Кропоткиным произвела на Орленева большое впечатление. Жизнь Кропоткина, окруженная легендой, его дерзкий побег из тюремной больницы, его превращение из князя в вождя и теоретика русского анархизма - все это волновало П.Н. Орленева.

Другой русский эмигрант, В. Г. Чертков, высланный в Англию за свои выступления в защиту духоборов, пригласил также П.Н. Орленева к себе домой. У Черткова гостил писатель СТ. Семенов, известный крестьянскими рассказами, которыми восхищался Л.Н. Толстой.

Среди лондонских знакомых Орленева был Лоуренс Ирвинг, сын знаменитого Генри Ирвинга. Лоуренс Ирвинг был драматургом, жил в России, интересовался русской историей и литературой.

23 марта труппа Орленева сыграла в театре «Герольд Сквер» спектакль «Евреи». 3 своих «Воспоминаниях» П.Н. Орленев писал: «Лоуренс Ирвинг был истинно прекрасный человек, он геройски погиб позже на «Титанике» во время страшной катастрофы. Тогда во всех газетах писали о геройстве его и его супруги - они отдали свои спасательные круги двум гибнувшим соседкам с детьми, а сами с пением английского гимна погрузились в пучину моря. Так вот, этот человек взял под свою защиту русских товарищей-актеров...»

Русский посланник в Лондоне Поклевский-Козелл повстречался с Орленевым в один из дней и пригласил его побывать у себя. На другой день Орленев посетил русского посланника, и он напомнил артисту о своем знакомстве с ним в Петербурге у его двоюродного брата Набокова, переводчика «Приведений» Ибсена и других его произведений. Орленев признался, что его труппа потерпела крушение и положение ее отчаянное. Поклевский-Козелл сказал твердо Орленеву: «Я русский посланник и обязан вас поддержать, когда вы поставлены в затруднительное положение». Русский посланник предложил Орленеву сказать сумму, необходимую, чтобы ликвидировать все дело и с труппой отправиться в Нью-Йорк.

П.Н. Орленев писал: «Я приблизительно назвал ему цифру, он тут же дал свое согласие устроить все наши материальные дела и отправиться в Нью-Йорк с запасом денег для каждого актера. Блаженное спокойствие наполнило все мое существо. Снабженный частью обещанной суммы, я приехал в гостиницу».

Основной состав труппы Орленева отбыл первым пароходом в Америку.

Орленев с труппой прибыл в Нью-Йорк в конце января 1905 года с рекомендательными письмами от П.А. Кропоткина, остановился у Золотаревых, почитателей Кропоткина.

П.Н. Орленев в своих «Воспоминаниях» писал: «И вот в одном из «матине» (утро) мы поставили на карту наших «Евреев». Успех был колоссальный, гораздо больший, чем в Лондоне и даже в Берлине. Пресса превозносила и пьесу, и каждого из исполнителей до небес, и многие предприниматели театров, находящихся в еврейских районах, сделали нам предложение играть у них «Евреев»...

Все наши спектакли прошли с аншлагами. Расходы были небольшие, и доллары лились рекой. Помню, часто уезжали со спектакля с чемоданами, наполненными долларами - золотом, серебром и бумажками. Мы с Назимовой проживали у его дяди... в Бруклине...»

Орленев расплатился с труппой за девять месяцев гастролей.

Труппа Орленева играла в Нью-Йорке весь сезон «Царя Федора», «Преступление и наказание», «Братьев Карамазовых» и «Приведение».

Все пьесы давали огромные сборы. После Нью-Йорка был Чикаго.

На пароходе направлявшимся в Россию артистам Орленева 22 мая 1906 года принесли газету, в которой было сообщено о кончине Генриха Ибсена.

П.Н. Орленев в Норвегии... опять в роли Освальда в «Приведении» Ибсена...

Искусствовед А. Мацкин в тридцатые годы, когда Орленев уже ушел из жизни, спросил Ю.М. Юрьева, знавшего артиста, каким он запомнил голос молодого Орленева. Юрий Михайлович Юрьев ответил: «Несильный, чуть хрипловатый и в лучших ролях всегда тревожный, как будто что-то непоправимое вот-вот случится, а может быть, уже случилось».

О Востряковском театре Орленева в 1913-1915 годах много писалось в газетах.

П.Н. Орленев еще до создания Востряковского народного театра основал в 1909 - 1910 годах «Голицынский крестьянский театр» с актерами из местных жителей. Спектакли в Голицыне ставились в большом сарае рядом с привокзальной площадью. Голицынский театр приветствовал тогда В.Г. Чертков. В июне 1910 года П.Н. Орленев посетил в Ясной Поляне Льва Николаевича Толстого, который одобрил начинания известного актера.

Вот как писал сам Павел Николаевич Орленев о Востряковском театре в своей книге «Жизнь и творчество русского актера Павла Орленева, описанные им самим» - «Весной приступил к постройке театра. Столбы и доски были куплены поблизости, работали для скорости десять рабочих, из них четверо знающих и театр и сцену. Из Москвы были выписаны декоратор и машинист. Дело закипело, и скоро наш скромный театрик был готов. Еще до первого спектакля пришлось пройти сквозь ряд сомнений. А сколько было сбивающих меня с моего пути советов?! Все время до открытия занавеса нашего первого спектакля я жил в какой-то лихорадке, обуреваемый страхом и надеждой.

Староста поехал за разрешением наших спектаклей в селе Востряково и привез нам от исправника полный отказ. Я постарался принять все меры к разрешению, посылал с моим письмом депутатов к губернатору. Я решил испробовать все пути. Я поехал искать помощи у своих поклонников, среди которых было много лиц, занимающих ответственное положение. И вдруг, приехав на Московский вокзал, встречаюсь с опытным человеком, умевшим выходить из всех затруднений. Это был известный киноадминистратор Дранков...»

В 1914 году Орленев вновь ставил спектакли в Востряковском театре. Спектаклями заинтересовался основатель театрального музея А.А. Бахрушин. П.Н. Орленев получил приглашение выступить в музее с рассказом о своих деревенских представлениях. Павел Николаевич решил сделать выступление как комментарий к документальному фильму, сняв то, что происходит на сцене, и зрителей. Бахрушин сам приехал на спектакль и просмотрел его до конца.

За неимением денег Орленев вынужден вскоре заложить свой хутор и немедленно уехать в гастрольную поездку по Уралу, Сибири и Закаспию.

Вернувшись в Москву, Орленев узнал, что заложенный хутор не будет ему возвращен из-за неуплаты в срок долга.

15 августа сильный ураган уничтожил Орленевский театр, и от него ничего не осталось.

Начало 1917 года. П.Н. Орленев о том времени писал: «У меня был в Одинцове телефон, и мне каждый час звонили и из всех театров просили играть «Павла I», так как всему театральному миру была известна монополия на эту пьесу до 1922 года, полученная мною у автора ее Д.С. Мережковского. Я от этих предложений отказывался, потому что революция подняла дух мой и мне захотелось высказаться в другом...»

В феврале 1917 года П.Н. Орленев гастролировал в Петербурге, играя в театре, бывшем Комиссаржевским. «А середину лета 1918 года, - писал Орленев, - я прожил в Одинцове безработным - гастролеров не брали».

Оказавшись безработным, Орленев обращался к заведующему Замоскворецким
театром Е.А. Беляеву с просьбой взять его в театр, но под своей фамилией – Орлов.
Письмо не дошло. .

В октябре 1918 года П.Н. Орленев - на гастролях в Козлове, в начале января 191 года вернулся в Одинцово, а в феврале - снова в Козлове. С марта 1919 года Орленев выступает в рабочем клубе в бесплатных спектаклях, затем он уезжает на гастроли в Казань и в Астрахань.

3 декабря 1920 года жена Орленева Александра Сергеевна родила дочь, ей дали имя: Любовь. В 1921 году Орленев - на гастролях в Баку и прикаспийских городах. 12 ноября 1922 года П.Н. Орленев приезжает в Москву и оседает в ней до конца своей жизни. Он с семьей останавливается у своих друзей Тальниковых, где живет несколько недель. При содействии Разумного Орленев получает комнату в общежитии артистов в Каретном Ряду, во дворе театра «Эрмитаж», где проживет со своей семьей десять лет вплоть до своей кончины. Из Москвы он выезжает на гастроли по окрестностям ее, в Севастополь, Ялту, Курск, Симферополь, Евпаторию, Мелитополь, Павлоград, Екатеринослав, Харьков, Тифлис, Оренбург, Ташкент - жизнь на колесах.

25 ноября 1925 года Орленев вернулся в Москву.

Орленев писал: «Затем долгое время сидел без работы, страшно нуждаясь, и не находил уже больше никаких предпринимателей. Положение было опять ужасное, дело дошло до того, что преданная нам прислуга, жившая у нас пятый год, ходила по общежитию и у своих подруг, прислужниц соседей, занимала гроши ежедневно, чтобы кормить моих детей...»

Орленев разыскал Рахманову, и она посоветовала пойти к М.А. Чехову и заключить контракт для съемки в картине «Смерть Павла I».Но съемка картины была запрещена, и в работе было отказано. Дело кончилось тем, что Орленеву посоветовали отметить свой сорокалетний юбилей в Большом театре. Юбилей состоялся 8 марта 1926 года. В день юбилея в общежитие, где жил Орленев, пришел К.С. Станиславский и поздравил горячо юбиляра.

На сцену Большого театра П.Н. Орленева вывели А.А. Яблочкина и О.Л. Книппер-Чехова. Многие друзья-артисты выступили с поздравлениями юбиляру. Выступил с поздравлениями и А. В. Луначарский и зачитал текст «постановления Совнаркома о присвоении Орленеву звания Народного артиста республики».

После юбилейного вечера П.Н. Орленев играл на сцене недолго.

Около семи месяцев П.Н. Орленев пролежал вскоре в Сокольнической больнице из-за страшных головных болей. Это была расплата не за «грехи отцов», а за собственную свободную и буйную жизнь. Болезнь отступила, но, как писал Орленев: «Я опять остался безработным. Сижу со своей семьей, состоящей из жены и двух маленьких моих любимых девочек: Любочки и Наденьки...»

После присуждения Орленеву звания Народного артиста он стал получать государственную пенсию и был окружен почетом.

Прожив трудные годы скитаний и безработицы, П.Н. Орленев смог вести спокойную и обеспеченную жизнь.

С 1926 года П.Н. Орленев стал писать мемуары, которые закончил в 1928 году.

Он прожил жизнь в комнате на Каретном Ряду. Иногда Орленев играл свои старые роли, но новых ему играть не удавалось.

В конце жизни П.Н. Орленев с грустью говорил, что «молодая Россия ничего не знает об Орленеве...»

Павел Николаевич Орлов (Орленев) умер на шестьдесят четвертом году жизни в ночь на 31 августа 1932 года.

© краевед Николай Чулков. Из цикла "История края в лицах".

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ -
Категория: История края в лицах | Добавил: Владимир_Шлёнсков (31.12.2010) | Автор: Николай Чулков W
Просмотров: 2401 | Теги: народный театр, артисты, Востряково, Орленев
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]