Главная » Статьи » Домодедовская история » Деревни и сёла

Деревня Заборье

   «...родина есть священная тайна каждого человека, так же, как и его рождение"    
С.Н. Булгаков протоиерей, русский философ 

Но моя родимая землица 
Надо мной удерживает власть, - 
Память возвращается, как птица, 
В то гнездо, в котором родилась, 
И вокруг любви непобедимой 
К селам, к соснам, к ягодам Руси 
Жизнь моя вращается незримо, 
Как земля вокруг своей оси!...
                              Н.М.Рубцов


Деревня Заборье - моя родина, а Заборьевская земля - колыбель моих предков, обосновавшихся на ней в далекие первохристианские времена. О Заборье писать трудно и ответственно, потому что я должен писать о своих предках и земляках, основываясь на исторических документах и преданиях.
    
Все малозначащее становится преходящим, но в памяти народа сохраняется самое важное, самое главное - героическое, живоносное, эпохальное, не подверженное никаким жизненным перипетиям, то, что по А.И.Солженицыну означает «живая память нации».
    
Предание рассказывает, что на Большой Каширской дороге, на том месте, где расположена теперь деревня Заборье, был небольшой «острожок» («стража»), то есть сторожевая застава, на которой жили «служилые люди» - воины или ратники, охранявшие Москву от набегов врагов с южных окраин Московского государства. Известно, что застава существовала уже в княжение Великого князя Московского Дмитрия Ивановича Донского (1363-1389 гг.). Главная линия обороны в XIV веке проходила с южной стороны по реке Оке, от Коломны до Калуги, протяженностью в 180 верст. А дальше за Окой существовала линия засек и сторожевых разъездов.
    
О родной деревне я поэтически сказал так:
    Деревня древняя - Заборье –
    Сторожевой форпост Москвы.
    Каширский тракт, и пес, и попе.
    Былой погост Святой Руси
    Деревня дивная - Заборье –
    Застава ратников. Земля
    Пережила так много горя,
    Так много вынесла она.

    
Военную службу на заставе со дня ее основания несли ратники из рода Чулковых (точнее одна из ее ветвей), который происходил от от литовского князя русского происхождения по прозвищу «Чулок». Так же, как знаменитый род князей Голицыных происходил от одного из семи сыновей Великого князя литовского Гедимина, получившего на русской службе прозвище «Голица», от которого с XIV в. и пошли Голицыны.
    
А если смотреть вглубь истории, то родословная Чулковых уходит своими корнями, своим происхождением к легендарному Ратши. Среди шести героев из дружины Александра Невского, отличившихся в 1240 г. и названных самим князем, значится правнук Ратши Гаврила Олексич (Алексич), внук которого был Григорий Пушка, прямой предок А.С. Пушкина. «Между тем родословное древо Ратшичей помимо ствола Пушкиных включает и другие ветви, давшие России крупных полководцев, дипломатов, общественных деятелей, инженеров, юристов, писателей и поэтов. Среди них родовые династии Курчевых, Рожновых, Товарковых, Хромых, Чоботовых, Свибловых, Бутурлиных, Давыдовых, Желебиных, Чулковых, Челядниных, Мусиных-Пушкиных и Бобрищевых-Пушкиных. Из их среды вышли: праправнук Гаврилы Алексича Федор Андреевич Свиблов, оставленный Дмитрием Донским перед выступлением навстречу хану Мамаю для подготовки города к обороне, Михаил Иванович Бобрищев-Пушкин, погибший на Куликовом поле во главе сторожевого полка...» И.А.Ратшич, Дворянство - по делам (Русский вестник, № 11, 1992 г.).
    
По большой Каширской дороге через заставу в 1380 г. на Куликово поле проследовала небольшая часть рати Дмитрия Донского, основная же рать прошла на Коломну по Большой Шубинской дороге, затем берегом реки Оки дошла до Каширы, находящейся тогда на левом берегу Оки у впадения реки Каширки в Оку (ныне местечко Городище) и далее проследовала затем на Куликово поле в обход рязанской земли через Дикое поле (В.В.Каргалов. Полководцы X-XVI вв., М., 1989 г., И.Б.Греков, Ф.Ф.Шахмагонов. Русские земли в XIII-XV - веках, М., 1988 г.).
    
Застава несла в основном наблюдательную и оповещательную службу, являясь в начале своего существования форпостом Москвы, и располагалась на возвышенном месте («высоте»). Таким высоким местом был нынешний центр деревни Заборье. Но в тяжелую годину ратники заставы участвовали в военных походах, так как находились, как у нас теперь сказали бы, на действительной службе.
    
После Куликовской битвы еще продолжалось усиление Литовско-Русского княжества, из-под влияния Москвы отпал Великий Новгород. Отношения Москвы с Рязанью, Нижним Новгородом, Тверью оставались натянутыми.
    
В южных пределах Московского государства в XIV-XV веках образовались сторожевые и станичные службы.
    
Из боярских детей, казаков, стрельцов, а частью из охотников, посадских людей выбирались сторожи и станичники: первые «попеременно держали сторожу на известных местах», вторые «ездили от сторожи к стороже». Вот такими воинами - «сторожи» и были мои предки. От тех далеких времен дошел до меня передаваемый из поколения в поколение русский меч - личное оружие моего пращура
    
Состав военно-служилого класса в Московском государстве в XV-XVI веках был очень сложен: «потомки великих и удельных князей, бояре и вольные слуги бывших князей, несвободные слуги князей, приказные и ремесленные люди, ключники, казначеи, тиуны дьяки и подьячие, конюхи и др». Все они несли ратную службу! получая от Московского государства земли.
    
В конце XV века (1488 г.) в Московские пределы было переселено более 7 тысяч «житых людей» для несения ратной службы; «Так значительное количество землевладельцев - горожан из вольных городов очутились в составе поместного дворянства по средней и нижней Оке, в Алексине, Боровске, Муроме и т.д.» (В.О.Ключевский). А в начале XVI века (1535 г.) в правление Елены Глинской (1533-1538 гг.) - матери Иоанна IV Грозного, выехали на службу государя московского 300 семейств «Литвы» с женами и детьми, т.н. «Литвяков нововыезжих». Еще обильнее был прилив с татарской стороны. Татары, становясь русскими помещиками, принимали крещение и сливались с русскими служилыми людьми.
    
Род Чулковых, принадлежащий некогда к сословию дворянства России, дал много служилых, ратных людей - воинов и воевод, ремесленников и торговцев, ученых и писателей, но преимущественно в более поздние века просто вольных крестьян. Мои ближайшие предки в XVIII-XIX веках были крестьяне.
    
В XVI веке в Московском государстве из рода Чулковых вышел известный Московский воевода Данила Григорьевич Чулков, участник обороны Москвы, завоевания Астрахани, а затем ставший Сибирским воеводой, основателем в 1587 году в царствование Федора Иоанновича столицы Сибири - города Тобольска, заложенного близ бывшего города Сибири.
    
Впервые имя Д.Г. Чулкова в истории России упоминается при завоевании Астрахани в 1554-1555 гг., а в 1556 г. «В Серпухов прислан к царю (Иоанну Грозному) гонец от Чулкова, начальника того отряда, который и плыл Доном для вестей, Чулков писал, что встретил близ Азова 200 человек крымцев, побил их наголову и узнал от пленных, что хан в самом деле собрался на Московские украйны...» (С.М. Соловьев. История России, том VI).
    
У Д.Г. Чулкова, как сообщают историки «по-видимому, было три сына: Федор, Филипп и вероятно, Данила...» Воеводские обязанности согласно Есиповской летописи Д.Г.Чулков выполнял по 1588 год, но «известно, что в Тобольске Д.Г. Чулков находился до 1596 года».
    
В те годы его сын «Федор Данилович, находился, по-видимому, при отце и принимал участие в борьбе с местными сибирскими народами...
    
Ф.Д. Чулков умер в 1614 году и погребен у южной стены Успенского Собора Троице-Сергиевой Лавры». На надгробии воина, воеводы, инока надпись: «Лета 7122 ноября в 18 день на память святых мучеников Платона и Романа преставился раб Божий Федор Данилович Чюлков в иноцех Феодосий...»
    
Брат его Филипп Данилович Чулков «был воеводой в Кропивне (1626-1627), Дедилове (1628-1635), Калуге с 1635 г. В 1635 г. Филипп Данилович Чулков получил московское дворянство».
    
Из потомков Д.Г.Чулкова наиболее известен был Клементий Матвеевич Чулков - стольник и комиссар Тульского оружейного завода в Петровское время - 1711-1715 годах.
    
Некоторые историки считают, что «Чулковы», ведущие родословную от Ратши, к которым относились Д.И.Чулков - участник «казанского взятия», убитый в 1552 году, и Иван Иванович Чулков - в 1567 году - воевода в Новгороде, в 1567 году - во Ржеве, в 1568 году - в Вязьме, в 1570 году он «выбыл» из списка, т.е. «казнен», относятся к роду, который не имел отношения к основателю Тобольска ДГ.Чулкова, ведущего свою родословную от Григория Ивановича, по прозвищу «Чулок», прапрадед которого выехал из Литвы в Москву, а затем служил у князя Олега Рязанского (Н.Л.Коньков, Тобольские воеводы. Основатели сибирских городов).
    
С.Е.Веселовский приводит данные, что Данила Григорьевич Чулков происходил из старинного рода рязанских бояр.
    
Во времена смуты начала XVII века сын воеводы Д.Г.Чулкова ФеДор Данилович Чулков принимал участие в освобождении Торопца, Торжка, Порхова (1609 г.) от польских захватчиков. «В лагерь Делагарди под Торжок приехали посланцы от Скопина (Федор Данивич Чулков и дьяк Телепнев) и объявили, что они прибыли с сотней стрелков для того, чтоб с назначенными от Делагарди шведами ехать в Корелу и сдать ее в шведские руки с уездом, но с условиями, чтобы сам предводитель немедленно отправился на соединение со Скопиным под Калязин (Н.И. Костомаров. Смутное время Московского государства).
    
Федор Данилович Чулков, в своей родословной, ведущей от ратников Заборьевской заставы, знал в годы смуты дьяка Телепнева, род которого владел в XVII веке селом Битягово.
    
В концеXVII в. вправление царевны Софьи (1682-1689 гг.) состав московского военно-служилого класса был разнороден. В «Бархатной книге» перечислено 930 фамилий «служилых людей», из них 33% - великорусских, 24% - западнорусских (польско-литовского происхождения), 25% - немецкого происхождения, 17% - татарских и 1 % - неопределим.
    
Историческая судьба деревни Заборье на протяжении многих веков была тесно связана с селом Битягово, древнее название которого было Битяговское (неоднократно встречается в «Истории России» С.М.Соловьева). Село названо по фамилии его основателя Битяговского и впервые упоминается в духовной грамоте Ивана Даниловича Калиты (1328-1340 гг.) в 1339 г. Древнее село Битягово, по преданию было расположено на правом берегу реки Рожайки. Деревянная церковь «Воскресения Христова» стояла на том месте, где в 1938-1939 годах был возведен двухэтажный служебный корпус дома отдыха Минмясомолпрома, названный жителями по его окраске «белым домом», ныне не существующий, снесен при сооружении многоэтажного корпуса санатория «Подмосковье». Во время нашествия крымского хана Девлет-Гирея в 1571-1572 годах были опустошены домодедовские окрестности, в том числе и село Битягово. При известной «битве на Молодях, у речки Рожай» в 1572 г. воеводой Михаилом Воротынским был поставлен у села Молоди для обороны «гуляй-город», где татары потерпели поражение. Церковь «Воскресения Христова» в древнем селе Битягове была осквернена татарами вводом в святой храм лошадей, после чего она была упразднена.
    
После смуты начала семнадцатого века исчезли и превратились в пустоши: село Битягово, деревни Бучнево (Бушнево), Беляево, Бородавицыно, Заборье, Микитино, Шеино (Медведково), Юшкино.
    
Село Битягово начало возрождаться с двадцатых годов семнадцатого века. Деревня Заборье, утратив свое первоначальное назначение как сторожевой заставы, стала возрождаться уже в конце семнадцатого века.
    
О московском казачестве стало известно в документах 1485 года.

Великий князь Иван III Васильевич (1440-1505) в 1485 году писал, что «послал под Орду уланов и князей и казаков всех, сколько их ни есть в моей земле. И они под Ордою были все лето и делали сколько могли». А в 1491 году во время весеннего похода два русских войска, двинулись в Дикое поле и вынудили «Ахматовых детей» прекратить наступление... Летописец тогда отмечал, что великий князь Иван Васильевич «с уланы и со князьями и со всеми казаки послал вместе же со своими воеводами».
    
А сторожевые заставы стали широко организовывать на московской земле с 1512 года, когда великий князь московский Василий III Иоаннович (1479-1533) велел «утверждать землю заставами» в связи с непрерывными набегами крымских татар. Но заставы Больших дорогах: Серпуховской, Каширской, Шубинской существовали значительно раньше. Резервные полки воинов постоянно стояли по берегам реки Пахры.
    
В дозорной книге 141 за 1627 г. сказано: «Село Битягово за помещики, а в селе место церковное, против государевы порозжия земли и того порозжего усаду, что была церковь «Воскресения Христова». В указанном 1627 г. в селе Битягове уже на левом берегу Рожайки было только две усадьбы помещиков и деревянная церковь, крестьянских дворов не было. Оставшиеся после татарского нашествия в 1571-1572 годах жители древнего села Битягово (несколько семей) переселились и построили дворы на Большой Каширской дороге возле сторожевой заставы на государевой земле. Мужчины этих семей были приняты на военную службу и пополнили состав ратных людей.
    
Оставшаяся часть древнего села Битягово - не более десятка домов - получила название «деревня Сукромка» (она имеется на плане Никитского уезда, составленного в межевой канцелярии Московской губернии в 1784 г.) и располагалась на холме в лесном массиве у реки Рожайки, занятом теперь санаторием «Подмосковье». Деревня Сукромка исчезла на рубеже XVIII-XIX веков. В довоенные тридцатые годы, когда каких - либо сооружений на древнем селище уже не оставалось, я видел остатки оснований от бывших здесь изб.
    
В 1646 г. село Битягово, упоминается с деревнею Новою (название Заборье - «за бором» было известно в XVI веке).
    
С переносом домов на заставу жители Новой деревни не порывали связи с новообразованным селом Битягово и продолжали посещать храм «Воскресения Христова», отмечали свои престольные праздники (День Святой Троицы и Казанской иконы Божией Матери - праздник установлен в 1612 году в память избавления Москвы и России от поляков). Существовала одна духовная община. В самой деревне Заборье была построена часовня в начале XVIII века, существовала до 1935 года. (Я помню эту небольшую по размеру деревянную часовню в центре деревни. В праздники по домам деревни ходил священник с миссией, как тогда говорили: «Славить Христа»).
    
В Битягово жители Заборья ходили и ездили по дороге через Самойловский лес.
    
На развилке дорог - одна (левая, ведущая на село Битягово к церкви, а другая (правая) - на Битяговскую мельницу - росла «Большая сосна» - Святое дерево, которая имела три ствола - ответвле-ния (Троица). Известно из предания: в стволе сосны в углублении исстари находилась икона Спасителя. Я помню углубление в сосне с восточной стороны, где стояла икона. Ствол сосны был настолько велик, что обхватить его могли только семь взрослых человек, взявши друг друга за руки. Сосне насчитывалось более четырехсот лег (можно считать годом её рождения - 1530, по числу колец на пне). Святая сосна была варварски уничтожена злоумышленниками-туристами, устроившими костер у основания трёх её ответвлений, сосна засохла и была спилена в 1951 году,
    
С пятнадцатого века существовало Заборьевское землячество с традициями казачества («Московское казачество»). Ратники несли воинскую службу и занимались постоянно крестьянским трудом. Все жизненно важные гражданские вопросы решал сход. На определенный срок избирался староста с широкими полномочиями, но соблюдался, как гласит предание, воинский устав и существовали ранги при прохождении воинской службы.
    
Земельные владения Заборьевского землячества сложились в конце XVI века в царствование Иоанна Грозного (1533-1584 гг.). Крепостное право не распространялось на военное поселение Заборья. Деревня оставалась вольной, свободной от крепостничества, с обширными мельными владениями от границы современного города Домодедово на севере до Меткинского леса на юге. На западе граница землевладения проходили по реке Рожайке до Судаковского поля и далее по опушке Гридневского леса, а на востоке граница проходила вдоль современной железной дороги, а в некоторых местах и за железной дорогой (например, в землевладение входил Бушневский лес). Жители деревни оставались вольными землевладельцами. В землепользование деревни входили следующие лесные массивы: Молодая роща, Бушнево, Юшкино, Горочка, Самойловский (Заборьевский) лес, Подсавиха, часть Казенного леса. На землях деревни было семь прудов. Три пруда: Большой, Каленовский и Чулковский находились в деревне, четыре пруда за пределами деревни (на Баранихе, у Молодой рощи, у Казённого леса - теперь на территории садовых участков и на границе Заборьевского поля у поселка Заборье - что при железнодорожной станции Востряково).
    
Земля обрабатывалась вдоль Каширской дороги от Домодедово до Меткинского леса, по правому берегу Рожайки от мельницы до сукромского оврага. Пойма реки Рожайки (правобережье) обрабатывалась вплоть до 1950 года. Особенно большие урожаи моркови, свеклы и капусты колхоз получал с поймы в военные 1942-1945 годы.
    
В XIX веке существовала заборьевская государственная волость, которая находилась под управлением Московской Казённой палаты.
    
Деревня Заборье являлась крупным сельским поселением. В деревне Заборье находилось: в 1852 году 66 дворов с жителями 508 человек, в 1859 году 72 двора с жителями - 563 человека, в 1883 году - 83 двора, в 1900 году - 96 дворов, в 1930 году - 118 дворов, в1940 году - 118 дворов. Из них Чулковых, не связанных уже близкими родственными узами, было: в 1930 году -12 домов и в 1940 году - 11 домов.
    
В 1995 году в деревне Заборье насчитывалось 181 дом c 438 жителями.
    
Из архивного документа (найденного краеведом Г.Ф.Гариным) «Разверстотского приговора Заборьевского сельского общества» от 16 июня 1883 года сход 58 домохозяев из 83, имеющих право быть на общественных сходах имел суждения о разверстании усадебных мест в деревне и о количестве платежей», причитающие за усадьбу».
    
В этом документе приведены фамилии жителей деревни Заборье. Усадебная и пахотная земля находилась в собственности у крестьян «на веки вечные» (так записано в документе).
    
На протяжении трех веков в деревне Заборье сложилось общинное владение землей. На душу населения в XVIII веке приходилось в пересчете с десятин 18 га пахотной земли, а в XIX веке на душу населения приходилось до 12 га, не считая лесных и луговых угодий. Вотчинником деревни был сам народ. Особый статус деревни - свободная зона от крепостного права привлекала деловых и предприимчивых людей, вольноотпущенных. Для новых поселенцев деревни Заборье после решения на сходе требовалось внести соответствующий пай. Сход о праве поселения в деревне решал положительно для семей с учетом их полезности.
    
Так, например, прибывший из Курской губернии Дугин построил дом и открыл чайную. А известный долгожитель Василий Самойлович Никонов, прибывший из Смоленской губернии, из 113 прожитых им лет в течение 60 лет был лесником. Лес, расположенный к западу от деревни и доходящий до реки Рожайки, получил впоследствии название «Самойловский лес». Деревня Заборье в 1859 г. значилась казенной деревней с 72 дворами и 563 жителями. В XIX-XX веках вплоть до 1917 года пахотные земли из общего землевладения выделялись каждой семье по количеству мужских душ. Передел земли назначался один раз в двенадцать лет. После 1917 года деление земли производили с учетом и женских душ, то есть на количество едоков.
    
В конце XIX века с ростом населения и уменьшением наделов, несмотря на высокую урожайность земли, из деревни начался отток мужчин на заработки в города (Москва, Подольск). Так, например, оба мои деда работали в Москве. Дед по отцу - мастером-металлургом, специалистом по литью узорчатых оград для московских дворов, а дед по матери - плотником. При этом они не теряли связь с деревней, в которой жили их семьи.
    
И теперь с думой о родине я всегда помню, что эта заборьевская земля была заслуженно добыта кровью и потом, ратным воинским долгом и подвигом моих ныне безвестных предков, как и предков моих земляков, основавших деревню и живших в ней в течение шестивековой ее истории.
    
Все вписано в страницы русской истории. Как точно заметил писатель В.С.Пикуль, «История - огонь, а не остывший пепел». Менялись условия жизни, традиции, быт, менялась и сама природа, но оставалась та духовная связь людей, которая называется памятью.
    
В 1930 году в деревне Заборье был организован колхоз под названием «Сельскохозяйственная артель имени 9-го января». Из 115 дворов вступили в колхоз первоначально около 90 дворов. Раскулаченных в деревне Заборье было 3 двора (две семьи Белокуровых и одна семья Каленова). В 1940 году в колхозе состояло 84 двора, единоличных хозяйств было 34.
    
В колхоз принимали двор, а не отдельную личность. Поэтому в заявлении о вступлении в колхоз глава семьи писал «...со всей семьей».
    
В довоенные годы в колхозе было создано 3 бригады: две - полевые, одна - овощеводческая.
    
При организации колхоза значительная часть земельных ресурсов деревни Заборье административно была изъята, южная часть земли отошла во вновь организованный совхоз Одинцово-Вахромеево. Лесные и луговые угодья отошли к лесхозам. Часть земли к северу была заброшена, поросла кустарником, а в после военные годы занята под лесопосадки.
    
В Отечественной войне 1941-1945 гг. участвовали 76 жителей деревни Заборье, не вернулись домой 39 солдат и офицеров, из них 5 - Чулковых.
    
В 1949 г. колхоз был переименован (колхоз им. В.В.Куйбышева) а в 1956 г. был расформирован, земли колхоза были переданы в совхоз Одинцово-Вахромеево, в начале 60-х годов он был реорганизован и подчинен совхозу «Заря коммунизма» (ныне госплемзавод «Заря Подмосковья»).
    
Меняются времена, стираются границы некогда благоустроенной и знаменитой деревни Заборье - станицы древнего московского служилого казачества.
  
620 лет - такова многовековая удивительная и героическая история знаменитой деревни Заборье - сторожевого форпоста Москвы!
    
Время ушедшего двадцатого века многое унесло и в деревне Заборье: это и часовня восемнадцатого века, стоявшая в центре деревни - снесенная в 1935 году, это и чайная, и лавка, и пожарный сарай, и клуб, построенный в военный 1944 год, это и сельская библиотека - открытая в 1935 году. Не стало Заборьевской больницы, ликвидирован Заборьевский Сельский Совет в 1957 году, а ведь в прошлом Заборье имело статус административного центра Заборьевской государственной волости.
    
В деревне не существует крестьянского землячества с древними традициями, когда все вопросы жизнедеятельности деревни решались сходом народа. В деревне нет уже крестьянских дворов с подворьем - коровкой и другой живностью. У крестьян нет усадеб в полдесятины (0,58 га) земли, нет пахотных, луговых, и лесных угодий у Заборьевского землячества. На землях землячества разрушено пять прудов, созданных крестьянами, в деревне засыпаны девять шахтных колодцев с кристально чистой водой. Срыты берега Чулковского пруда с аллеей прекрасных ив.
    
Нет Заборьевской сельской общины, насчитывающей в началу двадцатого века более тысячи человек. Великая Отечественная война унесла 39 воинов - уроженцев Заборья.
    На моей памяти в середине прошлого - двадцатого века в деревне Заборье было у крестьян до ста коров, да колхозное стадо составляло более ста коров и табун лошадей до ста рабочих лощадок.
    Т
аковы итоги двадцатого века по истории деревни Заборье. Великий князь-поэт Константин Романов (1858-1915), как бы из нашего времени, пропел:

Годы минувшие, лучшие годы,
Чуждые смут и тревог!
Ясные дни тишины и свободы!
Мирный, родной Уголок!
- Ныне ж одно только на сердце бремя
Незаменимых потерь...
Где это доброе старое время?
Где это счастье теперь?

    
Исчез многовековой уклад жизни русского крестьянства, еще существовавший и в колхозной деревне, и который мне посчастливилось воспринять и увидеть в конце его существования, исчез уже и целый пласт сельской культуры.
    
Как много предстоит восстанавливать утраченного! И только с Божьей помощью это возможно.
    
Вспоминаются прекрасные строки народного поэта Николая Рубцова:

С каждой избою и тучею,
С громом, готовым упасть,
Чувствую самую жгучую
Самую смертную связь.


© краевед Николай Чулков, 2002г.

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ -
Категория: Деревни и сёла | Добавил: Владимир_Шлёнсков (22.12.2009) | Автор: Николай Чулков W
Просмотров: 7420 | Теги: Чулков, Заборье
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]