Главная » Статьи » Домодедовская история » История края в лицах

Алексей Григорьевич Орлов-Чесменский 1735 – 1807
Когда я впервые ступил на землю села Михайловского, то вспомнилось, что здесь в конце восемнадцатого века бывал и жил граф Алексей Григорьевич Орлов-Чесменский - один из пяти знаменитых братьев Орловых.
   
А. Г. Орлов-Чесменский, генерал-аншеф, Георгиевский кавалер, купил полюбившееся ему село Михайловское Хатунской волости Серпуховского уезда (ныне Домодедовского района). Потом граф часто наезжал в село на рысаках (орловских!), ходил и ездил по красивым Михайловским полям и перелескам, бывал на берегу Михайловского пруда, расположенного в центре села, и, быть может, купался в нем.
   
Братья Орловы стали знамениты в правление императрицы Екатерины II. Каждый из пятерых братьев Орловых: Иван, Григорий, Алексей, Федор и Владимир отличился в просвещенный и беспокойный екатерининский век. Судьба каждого заслуживает особого внимания. Все они, прибывшие в столицу из глухой провинции, стали солдатами гвардии, а Григорий - фаворитом императрицы Екатерины II.
   
Судьба Алексея Орлова, сержанта гвардии, участника дворцового переворота в 1762 году, заставившего императора Петра III подписать акт об отречении от престола, - особая. Сержант гвардии получил сразу после воцарения Екатерины II чин генерал-майора.
   
Алексей Орлов родился 21 сентября 1735 года и был самым энергичным деятелем Дворцового заговора в пользу Екатерины. Сержант гвардии Алексей Орлов 28 июня 1762 года вошел в спальню императрицы и сообщил, что у него все готово. Избив в Петергофе караул, он поскакал в Ораниенбаум, арестовал императора Петра III. За что получил он впоследствии титул графа и восемьсот крепостных крестьян.
   
Екатерина II не раз признавалась своим близким, что Алексей Орлов - самый страшный человек, и боялась его: как бы он не убил ее. И осыпала его орденами, золотом, чинами и имениями. Екатерина помнила, что в кулачной борьбе против Алеши Орлова устоять никто не мог. Она знала, что братья Орловы могучи и бесстрашны, как львы. Только здоровяк лейб-компанец Шванвич мог осилить одного из Орловых, но двоих братьев осилить никто не мог.
   
Однажды в трактир, где А. Шванвич играл в бильярд, ввалились захмелевшие Григорий и Алексей Орловы. Выпив все вино Шванвича, они вытолкали его из трактира. На улице Шванвич дождался обидчиков, и, когда первым из них появился во дворе Алексей, Шванвич рубанул его саблей по голове. Окровавленный Алексей Орлов упал на землю.
   
Шрам от сабельного удара остался у А. Г. Орлова на всю жизнь. Пребывая потом многие годы во славе, Орловы никогда не мстили Шванвичу, понимая, что поступок его был вынужденным в тот злополучный вечер.
   
Россия в 1768 году, после объявления Турцией очередной войны, начала готовиться для обороны своих южных границ. Государственный Совет решил против османов вести наступательную войну. Фаворит императрицы Екатерины II Григорий Орлов предложил послать в Средиземное море несколько судов и оттуда нанести по врагу упреждающий удар с тыла. За такой дерзкий план выступили все пятеро братьев Орловых. С одобрения императрицы Екатерины II для выполнения этого плана выехал Алексей Орлов с младшим братом Федором. Изучив обстановку на берегах Средиземного моря, братья Орловы начали действовать. Греки и южные славяне, не прекращавшие борьбы с турецким игом, видели Россию как свою заступницу.
   
Императрица Екатерина II своим решением от 29 января 1769 года поручила Алексею Орлову руководить боевыми действиями. Из Кронштадта в июле 1769 года вышла эскадра адмирала Г. А. Спиридова и вслед за ней эскадра контр-адмирала англичанина Джона Эльфинстона. Эскадры шли медленно вокруг всей Европы. Контр-адмирал Эльфинстон был человек заносчивый и не смог установить деловых отношений ни с Орловым, ни со Спиридовым, что и заставило А. Г. Орлова объявить себя главным военачальником обеих эскадр по рескрипту императрицы Екатерины II.
   
На линейном корабле «Три Иерарха» в 2 часа дня 12 июня 1770 года был поднят флаг главнокомандующего (кайзер-флаг) в знак того, что А. Г. Орлов принял на себя всю полноту ответственности за русский флот.
   
Перед средиземноморской эскадрой А.Г. Орлова стояла задача: не дать турецкому флоту ускользнуть через Дарданеллы в Мраморное море и, нагнав его, заставить принять генеральное сражение. Несмотря на значительное превосходство, турецкий флот избегал сражения.
   
Это морское сражение в итоге облегчило бы борьбу русской сухопутной армии на причерноморских равнинах.
   
К русскому флоту присоединились суда греческих повстанцев под началом Панаиоти и Алексиано Паликутти, Рузо и других. С помощью греческих повстанцев, хорошо знавших воды архипелага, удалось установить, что неприятельский флот пошел на север от острова Пароса. Один из греческих судов-разведчиков принес известие: весь турецкий флот находится между островом Хиос и малоазиатским берегом. А.Г. Орлов направил для детальной разведки контр-адмирала С. Грейга на 66-пушечном корабле «Ростислав» с двумя небольшими фрегатами. Грейг вернулся к эскадре с известием, что в проливе находится весь турецкий флот.
   
Главнокомандующий - генерал от кавалерии А.Г. Орлов решил под утро атаковать турок. Русская эскадра имела 9 линейных кораблей, 3 фрегата, 1 бомбардирский корабль, 17 вспомогательных судов и транспортов и 820 орудий. Турецкая эскадра имела 16 линейных кораблей, 6 фрегатов и до 50 мелких судов и 1430 орудий под командованием опытного флотоводца Хасан-бей Джезаирли. Корабли турецкого флота стояли на якоре в Хиосском проливе в полмиле от берега. Турецкий флот имел почти двойное превосходство.

А.Г. Орлов написал императрице Екатерине II следующее донесение: «Увидя оное сооружение, ужаснулся я и был в неведении, что мне предпринять должно; но храбрость войск, рвение всех принудили меня решиться и, несмотря на превосходные силы, отважиться атаковать - пасть или истребить неприятеля.
 
Главнокомандующий А. Г. Орлов 24 июня 1770 года созвал на флагманском корабле военный совет, который принял план адмирала Спиридова атаковать под парусами с короткой дистанции турецкий флот, нанести сосредоточенный удар по флагманскому кораблю «Реал-Мустафа» и тем самым нарушить управление турецким флотом. План был смелый и дерзкий. А.Г. Орлов утвердил его.
   
Утром 24 июня 1770 года русский флот вступил в бой, главнокомандующий на флагманском корабле шел в середине кильватерной колонны. А.Г. Орлов приказал не открывать огонь до подхода на дистанцию пистолетного выстрела. На корабле, идущем под флагом адмирала Г.А. Спиридова, вдруг грянула музыка, поднимая дух матросов. В половине двенадцатого дня русский авангард подошел на расстояние трех кабельтовых от турецкого флота. Турки, не выдержав молчаливого движения на них русских, открыли пальбу. Вся турецкая армада осветилась огнями выстрелов и очутилась в клубах дыма. Русская эскадра подошла на близкое расстояние, и авангард дал свой первый залп, за ним второй...
   
К турецкому флагманскому кораблю подошел почти вплотную русский корабль «Святой Евстафий Плакида» и открыл артиллерийский огонь, нанеся серьезные повреждения. Адмирал Спиридов со шпагой в руке командовал боем. Вслед за авангардом вступили остальные русские корабли. Корабль «Три Иерарха» под флагом главнокомандующего А.Г. Орлова обрушил свой огонь на 100-пушечный турецкий корабль.
   
Поединок между русским кораблем «Святой Евстафий Плакида» и турецким флагманским кораблем «Реал-Мустафа» длился два часа. «Реал-Мустафа» загорелся, смятение охватило турецкую команду. Русские моряки пошли на абордаж. Короткая рукопашная схватка закончилась полной победой русских моряков. В это время огонь с турецкого флагмана перебросился на русский корабль. Пожар потушить оказалось безуспешным, и адмирал Спиридов с Ф.Г. Орловым перенесли свой флаг на корабль «Три святителя».
   
Гибель «Реал-Мустафы» вызвала у турок сильную панику. Все турецкие корабли бросились к Чесменской бухте, чтобы в ней укрыться. Была половина второго часа дня. По приказу А.Г. Орлова все русские корабли пустились в погоню и преследовали турецкие корабли до самой бухты Чесмы, блокировав там флот.
   
Для окончательного разгрома турецкого флота А.Г. Орлов созвал на корабле «Три Иерарха» командиров кораблей для военного совета, на котором был принят снова план адмирала Спиридова: уничтожить турецкий флот комбинированным ударом артиллерии и брандеров.
   
В приказе от 25 июня А.Г. Орлов писал: «...флот оный победить и разорить» около полуночи 26 июня после артиллерийских залпов с русских кораблей. На турецких кораблях начался пожар, в атаку пошли брандеры. Пламя горящих кораблей благоприятствовало нападению брандеров. К 3 часам ночи пожар охватил весь турецкий флот. Вся Чесменская бухта превратилась в огненный котел. Горело более 40 турецких кораблей. Корабли взрывались один за другим. К 10 часам утра сгорело 15 линейных кораблей, 6 фрегатов и 40 мелких судов. Турки потеряли погибшими более десяти тысяч матросов.
   
В Чесменском морском бою турецкий флот был полностью уничтожен. Это была величайшая победа русского флота в Средиземном море.
   
Россия праздновала Чесменскую победу. В честь Чесменской победы в Царском селе была воздвигнута Чесменская колонна, а в Санкт-Петербурге построена Чесменская церковь.
   
В память Чесменской победы выпустили бронзовую медаль, на одной стороне которой был изображен А.Г. Орлов, а на другой - план Чесменского сражения со словами: «И быть России радость и веселие. Чесма, 24 и 26 июня 1770 г».
   
Чесменское сражение было самым крупным за всю историю парусного флота.
   
Главнокомандующий всеми русскими войсками А.Г. Орлов был награжден высшим военным орденом Георгия 1-й степени. «За храброе и разумное предводительство флотом и одержание знаменитой на берегах Ассийских над турецким флотом победы и совсем оный истребивший». Ему было присвоено звание генерал-аншеф, а к фамилии прибавили «Чесменский».
   
Русский военно-морской флот пополнился новым кораблем «Память Евстафия» в честь славно погибшего «Святого Евстафия Плакиды» в 1770 году.
   
К Алексею Григорьевичу Орлову пришла мировая слава. В честь него слагались песни, стихи, легенды. Европа была изумлена победой русского флота на Средиземном море.
   
После Чесменской победы русская эскадра возвращалась домой кружным путем. А через знойные пустыни стран Ближнего Востока и Черного моря арабы вели в Россию под вооруженным конвоем гурт восточных скакунов, закупленных А.Г. Орловым для разведения высокопородных скакунов («орловских скакунов» по фамилии графа). Удивительного жеребца арабской породы «Сметанка» вели два года.
   
Бежало время, и эпоха Орловых заканчивалась. На историческую сцену вступал Григорий Потемкин-Таврический. Он стал часто бывать при императорском дворе, обратил на себя внимание императрицы. Отстранив от Екатерины ее фаворита Григория Орлова, Потемкин занял его место. Вслед за отставкой Григория Орлова были отставлены от службы и все братья Орловы.
   
Но жизнь не заканчивалась - жизнь продолжалась. У А.Г. Орлова в жизни была главная страсть - страсть к лошадям. Начиналась жизнь гениального зоотехника.
   
После отставки Алексей Орлов жил и проводил время в Нескучном дворце возле Донского монастыря в Москве. В Подмосковье - в селах Остров, Хатунь и Михайловское он начал разводить племенных жеребят. В селе Остров на реке Москве, находящемся в ближнем Подмосковье, в полутора десятках километров от Царицыно, А.Г. Орлов основывает конный завод. Село находилось на холме среди бескрайних полей, что благоприятствовало разведению лошадей. В 1776 году А.Г. Орлов-Чесменский вывел новую породу лошади, названную «орловский рысак». Из Подмосковья в 1778 году А.Г. Орлов перевел свой конный завод в имение Хреново, что находилось в воронежских степях. Там великолепный мастер Жилярди построил гигантский комплекс конюшен. Для обслуживания конюшен граф переселил тысячи крестьян, построил для них больницу и школу. Именно в Хренове А.Г. Орлов вывел знаменитого рысака по кличке Свирепый, который стал потом родоначальником многих «орловских рысаков». Своим мужикам-конюхам граф запрещал бить лошадей. Каждому вновь появившемуся скакуну граф сам лично давал имя. Имена жеребцов: Авиатор, Залетай, Барс, Бис, Богатырь, Кагор, Лебедь, Мужик, Рислинг, Спрут, Танцмейстер, Горностай, Изменщик, Умница и другие. Имена кобылиц: Ателье, Браво, Синусоида, Субсидия, Тактика, Эволюция. Имена лошадкам давались по их заслугам. Иногда имена менялись. Так, например, у жеребца Мужик, на котором однажды ехал граф и, обратив внимание, сказал: «До чего же ровно бежит, будто холсты меряет, быть ему Холстомером».
   
Спустя почти сто лет Л.Н. Толстой сделал Холстомера главным героем своей повести.
   
В русскую жизнь А.Г. Орлов ввел бега и скачки, ипподромы. До самой своей смерти участвовал лично в бегах и скачках скакунов, делая ставки на румяные калачи.
   
Алексею Орлову было уже под пятьдесят, когда он женился на молоденькой Лопухиной. Любовь была недолговечной, жена рано умерла, оставив ему дочь Аннушку, которую надо было растить. Еще при жизни жены граф жаловался на нее своим друзьям: «В икону ткнется, и все тут. Нет, это не по мне».
   
Дочь Анна многое взяла от матери: та же богобоязнь, вера и молитва. Доброта исходила от ее отзывчивой и любящей души. Отец не уделял ей много внимания, у него были свои заботы. Но были и у него отдушины, тогда он ласкал дочку, носил ее на руках, нежно целовал и забавлял ребенка.
   
Англичанка Бальмонт в один из таких моментов спросила графа: «Чье это очаровательное дитя?». Граф ответил: «А разве узнаешь?! Забежала вот вчера с улицы, так и осталась. Не выкидывать же. Пущай живет!».
   
К повзрослевшей дочери граф относился сурово. Заставлял ее выполнять черновую работу. Часто поучал: «Да не так делаешь! Не ленись. Это тебе не Богу молиться»-
   
Графу нравилась его старая «самозваная принцесса» Мария Бахметова, с которой он жил в бесконечных разводах.
   
В 1796 году, когда на российский престол вступил Павел I, который из архива Екатерины II извлек записки А. Орлова, относящиеся к дворцовому перевороту, граф Орлов укатил за границу. В течение пяти лет, с 1796 года до 1801 года, граф Орлов жил со своей Марьей Бахметовой за границей: зимой в Дрездене и в Лейпциге, а летом - в Карлсбаде и в Теплице. Европа любила и почитала графа А.Г. Орлова-Чесменского.
   
Только весной 1801 года А. Орлов с Бахметовой возвратился в Россию: на престол вступил император Александр I.
   
Граф А.Г. Орлов пережил своего любимого генералиссимуса Александра Васильевича Суворова. В 1805 году граф, получив известие о поражении русских войск при Аустерлице, заплакал, ему вспомнилась Чесменская победа.
   
Земная жизнь графа приближалась к концу. 24 декабря 1807 года, в Рождество, граф А.Г. Орлов-Чесменский скончался в Москве. Отпевали графа в храме «Положения Риз Господних», а погребли в его усадьбе Остров. Дочь А.Г. Орлова-Чесменского Анна Алексеевна в 1820 году переезжает в Петербург и покидает усадьбу Остров. Прах графа А.Г. Орлова перевозят в село Семеновское (Серпуховский уезд Московской губернии). Это село Григорий Орлов подарил своему младшему брату Владимиру, который построил на высокой горе церковь во имя Николая Чудотворца, а ниже - ближе к берегу реки Лопасни - дом. Усадьба была названа «Отрада». Там же строится мавзолей из дерева - усыпальница графов Орловых. Младший из братьев Орловых, Владимир Григорьевич, умирает в 1831 году. В 1832-1835 годах в «Отраде» строится каменный мавзолей по проекту архитектора Д. Жилярди, а строительство осуществляет его двоюродный брат А. Жилярди.
   
С 1831 года усадьба «Отрада» переходит во владение к внуку В.Г. Орлова - В.П. Давыдову (с 1856 года он именовался В. П. Орлов-Давыдов).
   
В ноябре 1831 года графиня Анна Алексеевна Орлова-Чесменская подала прошение на имя государя, митрополита Новгородского и в Синод о разрешении на перенесение праха своего отца, А.Г. Орлова-Чесменского, и его братьев в новгородский Юрьев монастырь. Графине было дозволено, не открывая гроба, перевезти прах своего отца, графа А.Г. Орлова-Чесменского, и его братьев, Григория и Федора Орловых, в Юрьев монастырь.
   
В январе 1832 года прах братьев Орловых, сопровождаемый иконой святого Алексия, митрополита Московского, был перевезен в Юрьев монастырь и предан земле под папертью Георгиевской церкви.
   
В 1816 году графиня Анна Алексеевна Орлова-Чесменская подала прошение на строительство каменной церкви в принадлежащем ей с 1807 года селе Михайловском. Собор Архистратига Михаила построен в 1822-1823 годах, а освящен в 1824 году. Доставшееся наследство отца графиня Анна Алексеевна употребляет на богоугодные дела, на церкви, на монастыри, на заупокойные службы по своему отцу и его братьям.
   
Быть может, в загробной жизни Алексей Орлов понял, как ему повезло в земной жизни с женой, подарившей ему нечаянную радость - дочь Аннушку, молитвенницу за отца и его братьев и проявившую трогательную заботу об их прахе.
   
Более шестидесяти лет прах выдающихся сподвижников императрицы Екатерины Великой Григория, Алексея и Федора обитал в Юрьевом монастыре, А в 1896 году, в столетнюю годовщину со дня кончины императрицы Екатерины II, правнук Орловых - А. В. Орлов-Давыдов (подал прошение о дозволении перевезти прах Орловых в родовое имение «Отрада» на место их прежнего упокоения. Дозволение было получено. Торжественная церемония перезахоронения праха Орловых состоялась 24 февраля 1896 года.
   
В мавзолее, в усадьбе «Отрада», на медальонах по старшинству братьев Орловых записано: граф Иван Григорьевич Орлов (3 сентября 1733 - 18 сентября 1791), капитан лейб-гвардии. Князь Григорий Григорьевич Орлов (6 марта 1734 -13 апреля 1783), генерал фельдцейхмейстер. Граф Алексей Григорьевич Орлов-Чесменский (25 сентября 1735 - 24 декабря 1807, 72 лет), генерал-аншеф и всех российских орденов кавалер. Граф Федор Григорьевич Орлов (8 февраля 1741 - 17 мая 1796), генерал-аншеф. Граф Владимир Григорьевич Орлов (1742 - 1831), генерал-поручик.
   
Братьям Орловым в южном Подмосковье принадлежали села Семеновское, Хатунь, Михайловское, Щеглятьево, усадьбы «Отрада», «Нерастанное». Графу Орлову-Чесменскому принадлежали села Хатунь и Михайловское.
   
В 1924-м, роковом для усадьбы «Отрада» году останки графов Орловых, находящиеся с 1896 года в пантеоне - родовой усыпальнице графов Орловых, были потревожены, разграблены и сожжены присланной спецкомандой. (Об этом сообщил известный краевед Александр Нефедов. «Памятники Отечества», №№ 31, 1-2,1994 г.). Так расправились с прахом графов. Но вычеркнуть из истории жизнь и деятельность братьев Орловых невозможно. В.О. Ключевский о братьях Орловых сказал: «...лихие головы, как братья Орловы, умевшие только решаться, а не думать».
   
27 августа 1995 года в городе Воронеже открыт памятник выдающемуся военачальнику и зоотехнику-селекционеру XVIII века графу Алексею Григорьевичу Орлову-Чесменскому.
   
Воронежская земля - родина «орловских рысаков». Россия помнит графа А.Г. Opлова-Чесменского. Будем помнить и мы, домодедовцы, что на нашей земле владел селом Михайловским и часто посещал его в последние годы жизни чесменский герой Алексей Орлов, кавалер всех имевшихся тогда русских орденов.

© краевед Николай Чулков. Из цикла "История края в лицах".
ПОХОЖИЕ СТАТЬИ -
Категория: История края в лицах | Добавил: Владимир_Шлёнсков (03.04.2009) | Автор: Н. Чулков
Просмотров: 10544 | Теги: Михайловское, Орловы-Чесменские
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]